Сорок лет — от беспилотников к боевому рою

Структуры типа «Хизбаллы», ISIS и им подобные могут купить, добыть грабежом или рэкетом оружие, но не смогут стать обществом, в котором будет возможно построение реальной современной сетецентрической армии.

Владимир Янкелевич

Юбилейный год

40 назад в 1975 году совершил свой полет первый израильский беспилотник «Мастиф» (Mastiff) компании Тадиран ltd. «Мастифы» вместе с БПЛА«Scout» (IAI ltd) хорошо поработали в операция «Арцав 19» в Первую Ливанскую войну в июне 1982 года. Это было первое в мире применение в бою тактических БПЛА с аппаратурой, способной передавать информацию в реальном масштабе времени.

Тогда в долине Бекаа в Ливане и средства ПВО Сирии были хороши и самолеты не хуже. Сирийская система ПВО была полностью советской и на тот период — новейшей. Да и расчеты ПВО были вполне профессиональны, их готовили советские офицеры.

В итоге сирийские — 82-я смешанная зенитно-ракетная бригада и три зенитно-артиллерийских полка, вооруженные ЗРК «Квадрат», С-75М «Волга» и С-125М «Печора» и, в придачу, 86 сирийских самолётов МиГ-21, МиГ 23 и МиГ-23М — превратились в металлолом, хотя тактико-технические данные у них были совсем неплохими (конечно, металлолом тоже нужен как вторичное сырье для переработки). Потерь израильской стороне нанести они не смогли.

Списать катастрофу, как обычно, на недееспособность арабов было нельзя: даже израильтяне признавали, что сирийцы воевали на этот раз хорошо, кроме того, в кабинах уничтоженных ЗРК сидели рядом с сирийцами советские инструкторы.

«Главным военным советником — советником министра обороны Сирии был генерал-полковника Г. Яшкин, прибывший в Сирию с поста заместителя главнокомандующего Группой советских войск в Германии. Ему подчинялись заместители по ВВС — генерал-лейтенант В.Соколов, ПВО — генерал-лейтенант К. Бабенко, РЭБ — генерал-майор Ю.Ульченко. Тысячи русских офицеров находились на всех звеньях управления сирийскими войсками — от батарей и рот до министерства обороны Сирии».[i]

Так в чём же дело? Просто, ЦАХАЛ воевал уже по-новому.

«Мастифы» и «Скауты» вели прямую телевизионную трансляцию изображения на командные пункты, обеспечивали ЦАХАЛу возможность для безошибочных решений на нанесение ракетных ударов, ставили помехи, как «приманка» вызывали на себя огонь ЗРК, отводя его от пилотируемых боевых самолетов.

По итогам этой операции началось активное внедрение беспилотников в современные армии.

Достаточно долго Израиль был основным поставщиком беспилотников на мировой рынок. Сегодня конкуренты наступают на пятки, БПЛА разрабатываются и производятся во многих странах — в США, Франции, Великобритании, Китае, но израильские компании по-прежнему держат планку и производят ряд самых передовых образцов, прикрытых строгими мерами секретности.

Со многими достижениями Израиля в этой области можно будет познакомиться 7 сентября в Ришон ле-Ционе на третьем аэрошоу, выставке, и конференции, посвященной 40-летию израильских БПЛА.

Израильские фирмы продают беспилотники в 49 стран — 80% произведенных в Израиле беспилотников идут на экспорт. Это понятно, израильские тактические и стратегические БЛА пользуются заслуженной популярностью. Но сегодня особый интерес представляют мини- и микро-БПЛА для спецназа.

Особое оружие для спецназа

Организационное решение по созданию бригады коммандос — это, как говорится, хорошо, но мало.

Вооруженные БПЛА, гиганты с размахом крыла под 20 м, оказались великоватыми для спецназа: слишком большой калибр оружия, необходима асфальтированная взлетно-посадочная полоса, да и какие бы крепкие ребята ни служили в спецназе — эти аппараты на себе их не потащишь. У таких БПЛА свои задачи. Для спецназа же необходимо новое оружие, и в этом плане роль беспилотников мини- и микро-класса трудно переоценить.

Пешим подразделениям спецназа для обеспечения ближней разведки и получения мгновенной оперативной картинки особо интересны дешевые, легко транспортируемые и неприхотливые, расходуемые (однократного применения) БПЛА, в том числе и используемые как камикадзе для нанесения удара. Если уж расходоваться, то недаром.

Каким оружием будет оснащена новая бригада израильских коммандос — это пока неизвестно, но разработки в ВПК Израиля имеются, не хватает, главным образом и как всегда, финансирования.

«Hero-30» — решение от Uvision

Одно из решений предложила израильская компания Uvision с БПЛА «Hero-30» — переносную ранцевую систему массой 3 кг. БПЛА укладывается в контейнер и запускается с помощью пиротехнического заряда. После выстрела БПЛА расправляет 8 крыльев (четыре больших крыла с размахом 67 см в средней части и четыре ближе к хвостовой части) с уникальной крестообразной конфигурацией. Два винта, работающие практически бесшумно — они вращаются электродвигателями в противоположные стороны, и крестообразные крылья обеспечивают сверхманевренность этого беспилотника, способного низко лететь над местностью со сложным рельефом и огибать препятствия.

«Hero-30» способен вести разведку днем и ночью — в его носовой части установлены электронно-оптическая и инфракрасная камеры, но не только — при получении команды «атаковать» он превращается в бомбу, вес боеголовки от 0,5 кг до 1 кг. Радиус его действия до 40 км, скорости от 60 до 160 км в час, он может барражировать в районе около 30 минут.

«Hero-30» представлен на авиасалоне в «Ле Бурже-2015» и уже был поставлен неназванному покупателю, подробности о его применении не раскрываются.

«Ghost» (Призрак) — решение от IAI

Israel Aerospace Industries предложила свое решение — БПЛА Ghost («Призрак»), оснащенный поворотными двигателями и способный зависать над определенной точкой на местности.

Почему его назвали «Призрак»?

Дело в том, что использование в электромоторов позволило добиться значительного снижения шумности аппарата и тепловой заметности, а композитные материалы сделали его радиопрозрачным. Эти свойства наиболее полезно при осуществлении длительного наблюдения за объектами на небольшой высоте.

Знакомьтесь — «Призрак»:

Масса беспилотника — четыре килограмма вместе с видеокамерами дневного и ночного видения. Дальность действия определяется возможностями трансляции сигнала и составляет на сегодня 4 км, скорость — до 60 километров в час, продолжительность полета — около часа. Трансляция видеосигнала с камер «Призрака» ведется на пульт управления аппаратом.

«Призрак» — конвертоплан[ii], он способен лететь горизонтально, осуществлять вертикальные взлет и посадку или вообще зависать над объектом.

«Призрак» вполне транспортабелен: его длина и ширина в сложенном состоянии составляют 106х11 см. Он стал уже вторым беспилотным конвертопланом, созданным IAI. Несколько ранее было объявлено о создании аппарата «Panther» (Пантера), также оснащенного поворотными роторами и электромоторами, а затем и «Mini-Panther».

А на этом изображении можно оценить размер аппарата:

Размах крыльев «Mini-Panther» 3,5 метров, он способен находится в воздухе на протяжении 1,5 часов со скоростью 50-70 км/час. Беспилотник оснащен камерами дневного и ночного наблюдения и лазерным целеуказателем.

В том же направлении удешевления и миниатюризации идут работы и в США.

«Switchblade» — решение от AeroVironment

Компания AeroVironment Inc. (США) поставила на вооружение армии БПЛА Switchblade (Switchblade называют карманный нож с автоматическим выбросом клинка), он изначально разработан для применения специальными силами.

БПЛА Switchblade (США) в действии:

60-сантиметровый Switchblade запускается из разового пускового контейнера, весит около 2,5 кг и вполне может переносится бойцом в рюкзаке. Switchblade оснащен складными тандемными крыльями, скорость полета — 100-150 км/час, дальность действия до 10 км. Сообщается о продолжительности полета 15 — 20 минут.

Малые размеры, бесшумность мотора и «умность» электронного наполнения обеспечивают его практическую неуязвимость и делают чрезвычайно полезным приобретением для спецназа.

Switchblade может управляться по сигналам GPS или в режиме ручного управления. Установленная в носовой части электронно-оптическая камера по радиоканалу передает цветное видео на дисплей блока наземного контроля.

Рой БПЛА — единый организм

Приведенные примеры мини БПЛА — только небольшая часть этого развивающегося сектора вооружений. Понятно, что спецназ может использовать и более мощное оружие, используя ракетную, или авиационную поддержку армии, но не только — возможности БПЛА многократно усиливаются при применении технологии «swarm» (рой).

В этом случае оператор ставит задачу «рою» в целом, а функции внутри «роя» перераспределяются БПЛА-участниками самостоятельно. Так, например, во время испытаний при подлете к узкости, в которую может пролететь только один БПЛА, они самостоятельно выстраивались в очередь и пролетали по одному, а потом снова разворачивались в боевой порядок. При потере какого либо БПЛА «рой» самостоятельно перераспределяет функции в соответствии с общим заданием.

При действиях в «рое» БПЛА смогут выполнять комплексные задачи, с которыми попросту не в состоянии справиться каждый беспилотник по отдельности. Такое использование дешевых беспилотников с разведывательными и боевыми модулями на борту обеспечивает высокую живучесть всей системы в условиях применения высокоточного оружия.

«Рой» — это единый организм из многих БПЛА, уничтожение части аппаратов этот организм из строя не выводит. Аналогом может служить пчелиный рой, действующий, как одно целое, но состоящей из единиц, ценность которых исчезающе мала.

Проект «роя» БПЛА ведет ONR (Office of Naval Research) — управление военно-морских исследований минобороны США. Он назван «LOCUST» (Саранча). Конечно «саранча» — хороший образ для «роя», но название является аббревиатурой «Low-Cost UAV Swarming Technology» — «малобюджетные технологии роев БПЛА».

Проект LOCUST уже прошел экспериментальную проверку. Базовой проекта является малоразмерный одноразовый БПЛА «COYOTE» (Койот). Он несет 2,27 кг полезной нагрузки при общей взлетной массе до 6,4 кг. На рабочих высотах 150-365 м COYOTE может действовать на дальности 35 км в течение 1,5 ч с максимальной скоростью до 157 км/ч.

Испытания показали хорошие результаты. На практике была проверена возможность БПЛА обмена информацией между участниками «роя» и взаимодействия друг с другом при решении общей задачи.

На следующих испытаниях планируется провести проверку взаимодействия «роя» из 30 «койотов».


Несколько слов о “Low Cost”

Современные вооружения — дело дорогое. США разработали F-22 «Рэптор», первым и на сегодняшний день единственный истребитель пятого поколения, стоящий на вооружении. Он планировался на замену F-15 Eagle. Но F-22 стал самым дорогим истребителем в мире. Вот и пришлось вместо запланированных 750 самолетов ограничиться гораздо меньшим числом — 187.

Так же пришлось сократить программу строительства литоральных судов с 55 до 32, а эсминцев класса «Зумволт» с 32 до 3-х.

Такие системы дешевыми не сделаешь. Например, широко используемая ракета AGM-114R (Hellfire Romeo), предназначенная для поражения как бронетехники, средств ПВО, патрульных кораблей, так и живой силы противника в укрытиях или пещерах, стоит примерно $100 000. При уничтожении танка такая цена вполне оправдана, а вот для того, чтобы выбить пару боевиков — вряд ли.

Естественно, что разовыми БПЛА всего не решить, но перераспределение военных задач и передача части функций маленькому и умному оружию — это решение сегодняшнего дня. Проблема многолетней надежности уходит, перестает быть актуальной. При использовании технологии «роя» задача будет выполнена, даже если половина БПЛА выйдет из строя по техническим причинам — оставшихся может быть более чем достаточно для нанесения удара. Основным фактором становится стоимость.

Сегодня на 3-D принтерах можно печатать практически все, что угодно, в том числе детали и запасные части к самолетам и беспилотникам. Такой принтер сегодня уже испытан в Израиле на базе Тель-Ноф. Так что цена на БПЛА пойдет вниз.

Но простота и доступность — она для всех простота и доступность. Так же точно приобрести 3-D принтер может, к примеру, Хизбалла. Это неприятно, но факт.

Однако, 3-D принтером, на котором можно изготовить дешевый беспилотник, нельзя создать боеспособную целостную систему — сетецентрическую армию, в которой повышение боевых возможностей обеспечивается не только и не столько за счет наращивания боевой мощи оружия или его количества, а объединением всех участников боевых действий в единую распределенную сетевую структуру, где высокоскоростные средства коммуникаций, вычислительные мощности и программные комплексы с элементами искусственного интеллекта обеспечивают оперативный сбор и обработку информации, аналитику, прогностику, управление и координацию действий в реальном времени. Сетецентрическая армия существенно сильнее совокупной мощи своих компонент — её сила в синергии, в эффекте усиления взаимодействия.

А вот это уже серьезно. Боевая суперсеть держится на супертехнологиях и на суперспециалистах, которых на рынке не купишь, она включает в себя куда больше, чем просто микробеспилотник, напечатанный на 3-D принтере. Видимые глазу традиционно “военные” компоненты сетецентрической армии — это вершина айсберга. На ведущие роли выдвигаются математики, программисты, инженеры, системные аналитики. То есть, интеллектуалы, творчески мыслящие, высоко образованные, креативные личности. Которые как-то в отсталых, зашоренных деспотиях не вырастают.

Эта мысль не нова. В своё время, анализируя разгром Наполеоном при Йене и Ауэрштате в 1806 году армии Пруссии, считавшейся тогда лучшей армией Европы, Гегель сделал вывод, что более передовое государство всегда победит государство, застрявшее в прошлом. А если это, застрявшее в прошлом государство, изменится и выйдет на новый уровень развития в авангард цивилизации, то это будет уже другое государство, у него изменятся интересы и приоритеты, исчезнет стремление решать вопросы войной.

Это положение Гегеля кто только ни критиковал, но оно представляется верно отражающим и сегодняшнюю действительность. Структуры типа «Хизбаллы», ISIS и им подобные могут купить, добыть грабежом или рэкетом оружие, но не смогут стать обществом, в котором будет возможно построение реальной современной сетецентрической армии. Для этого потребуется создать условия для появления образованного слоя, развивать собственные науку и производство, а это, в свою очередь, требует определенной свободы личности. Те, кто «вперед в средневековье», не смогут на равных соперничать с современными развитыми государствами.

Никто и никогда не может предсказать будущее с полной уверенностью. Это прописная истина и мы можем лишь оценивать тренды. Так вот, основная тенденции развития современной армии — в нашу пользу.

___

[i] Александр Шульман «Бойня в воздухе: Воздушное сражение 1982 года».

[ii] Конвертоплан — летательный аппарат с поворотными винтами, которые на взлёте и при посадке работают как подъёмные, а в горизонтальном полёте — как тянущие…

Источник — Мастерская

Июль 2015 г.

 

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s