Вокруг Германии

Русскоязычные евреи – ветераны Красной Армии, ныне живущие в Берлине, празднуют победу Советского Союза над Германией

kassandra_1984

Ну, почему же нельзя?
В. Высоцкий

Прочитала размышления Л. Мадорского насчет допустимости проживания в Германии и ощутила потребность заняться любимым делом: отделением мух от котлет.

Madorsky_SingenСкольких раввинов достопочтенный автор успел опросить? Четверых? И получил четыре взаимоисключающих ответа? Уверяю вас, если бы раввинов было 104, и ответов было бы столько же. И столь же разных. В иудаизме так оно и устроено – традиция такая. Слишком различны условия, в которых мы живем, различны проблемы, с которыми сталкиваемся, один и тот же поступок может быть в одном случае единственно правильным, в другом – в корне неверным.

Вот, например, заявление:

«Что касается Германии, то здесь евреям не только можно жить, но и нужно. Просто необходимо. Почему? Потому что Гитлер хотел сделать эту страну свободной от евреев. Создавая еврейскую общину в Германии, мы не даём осуществиться его желанию»,

— представляется мне более или менее естественным в устах еврея немецкого – ассимилированного, носителя соответствующего языка и культуры, какого-нибудь Фейхтвангера, Гершома Шолема или Мартина Бубера. Эти люди действительно были частью Германии и могут претендовать в ней на свое место под солнцем.

Но уроженец Кракова, Киева или Петербурга… Право же, это напоминает мне героя одного из рассказов Людвика Ашкенази – начальника гестапо, который был некогда приказчиком в лавке галантерейных и модных товаров и всю жизнь мечтал заполучить себе в лапы кого-нибудь из бывших покупателей, чтобы сказать ему: «Ну что, сволочь – видал?!».

Что значит «Германия стала другой»? Если вы имеете в виду, что она антисемитской быть перестала, то глубоко ошибаетесь. В ней, правда, уже больше полувека не наблюдается массовых погромных настроений, но они же и прежде волнами накатывали, со спокойными периодами чередовались, и не только в Германии, но и во всех странах христианской культуры.

Понимаю, что куда спокойнее уверовать в сказки антигитлеровской коалиции про ужасных нацистов, которых не иначе как с Марса десантом сбросили, чтоб они творили уникальное, непостижимое зло, чем примириться с мыслью об изначальной враждебности к евреям цивилизации, в которую ассимилированы все мы. Да, конечно, в этот раз основным источником опасности была Германия, и повезло нам, что ее разгромили, но… побеждена-то была Германия, а вовсе не антисемитизм, и завтра вполне может полыхнуть где-нибудь в другом месте.

Так что настоящий-то вопрос не в том, можно ли жить в Германии – не хуже и не лучше, чем во Франции, Латвии или Польше – а в том, что в диаспоре жить – значит жить в вечной опасности. В Израиле, впрочем, тоже не райские кущи, но…

Вот, другие раввины утверждают, что

«Жить в Эрец-Исраэль, — молодой человек говорил по-русски хорошо, с израильским, певучим акцентом,- одна из главных мицвот. Господь даровал евреям эту землю и других вариантов просто нет и быть не может».

Но задумывался ли молодой человек, вне всякого сомнения способный подкрепить свои утверждения десятком-другим цитат из самых авторитетных источников – задумывался ли он над тем, в какой ситуации «источники» говорили это?

В данном случае я имею в виду ситуацию не внешнюю, а чисто внутреннюю – евреи жили тогда общиной. И те, кто переселялся в Эрец-Израэль, были ее полномочными представителями, ее предстоятелями на молитве, нередко она же посылала им средства к существованию.

Первые кибуцы и мошавы – как религиозные, так и светские – тоже были общинами, продолжавшими жить в своей культуре и традиции, и если даже что-то меняли (например, язык общения!), то тоже – все вместе.

Сегодняшний Израиль – страна со своей сложившейся культурой, своим бытом, своими возможностями и своими проблемами, отличными от возможностей и проблем диаспоры. Чтобы исполнить «мицву», мало переместиться в пространстве, помню – вскоре после алии спросила я женщину, приехавшую из России на пару лет раньше, что тут, собственно, за жизнь, и получила замечательный ответ:

«Тут приживается только тот, кто знает, зачем приехал».

Еще более точный и глубокий ответ получила я от рава Адина Штайнзальца:

Свобода бывает «от», а бывает «для». Понятно, что вы уезжали «от» советской власти со всеми ее прелестями, но… куда вы приехали, и зачем? На празднике Песах вам будут рассказывать, что это – праздник освобождения из египетского рабства, но упомянут ли, что путь из Египта вел на Синай?

Перед нашими предками, людьми общины, такой вопрос вообще не вставал, им по умолчанию было ясно, что «мицва» жизни в Эрец-Израэль – это внесение сколь угодно скромного, но все же вклада в возможность существования как единый народ. Для них это было ценностью. Является ли это ценностью сегодня для нас, «краденых детей», привыкших к тому, что «еврей» – всего лишь неприятная графа в анкете? И если нет – стоит ли совершать алию? Не лучше ли остаться в диаспоре, честно работать и стараться раствориться в окружающей среде – будь то Германия или Франция, Америка или Канада?

Общезначимого ответа на этот вопрос быть не может – каждый решает сам.

Март 2016

Livejournal

 

 

 

Реклама

One comment

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s