НАТО? А оно нам надо?

yankel-1Владимир Янкелевич, военно-политический обозреватель

 

«Всему свой срок. Всему приходит время» , пришло оно и для открытия постоянного представительства Израиля в штаб-квартире НАТО в Брюсселе. Приглашение было получено давно, еще в 2014 году, но, демократия – штука суровая, Турция была против.

Что изменилось? Ничего особенного, необычного. Турция сбила российский СУ-24М и вынужденно поменяла свои взгляды на конфронтацию с Израилем.

Израиль и НАТО, несколько слов об истории взаимоотношений

История эта непроста. Государства, создавшие НАТО в апреле 1949 года, вроде бы, не были противниками Израиля. Многие из них голосовали в ООН за его создание. Тогда, в Израиле, со всех сторон окруженном враждебными странами, родилась идея присоединения к Альянсу. В поисках союзников очень хотелось, чтобы Израиль присоединился к НАТО или, по крайней мере, стал ассоциированным членом этой организации. Таких взглядов придерживался и Д. Бен-Гурион.

Но все гладко бывает только на бумаге, в реальной жизни мешают различные овраги. Таким «оврагом» были арабы. В 1950-60 годы, то ли из-за нефти, то ли из-за опасений, что сотрудничество НАТО с Израилем толкнет арабов в объятия СССР, но сотрудничество так на бумаге и осталось.

Израильский флаг над Шарм а-Шейхом. Ноябрь 1956.

США, ведущее государство НАТО, отказались поставлять оружие в Израиль, не поддержали страну в период Суэцкого кризиса 1956, а затем, вместе с Хрущевым, оказывали давление на правительство Д. Бен-Гуриона, требуя скорейшего вывода израильских войск из Синая.

На решение США объявить об оружейном эмбарго Израилю не повлияло даже знаменитое «чешское соглашение о поставках оружия» 1955 года, в рамках которого Египту поставлялись современные советские вооружения на сумму более 250 миллионов долларов. Это соглашение нарушало военный баланс на Ближнем Востоке, но американцы оставили эмбарго в силе.

США, конечно, не НАТО, но они — основной локомотив военного альянса. И этот «локомотив» опубликовал в «Нью-Йорк Таймс» снимки, сделанные с самолетов-шпионов «U-2», доказывающие создание ядерной программы Израиля.

Хотя и сотрудничество Израиля с НАТО как-то не получалось, его удалось заменить сотрудничеством с отдельными странами Альянса.

Франция с 1954 года начавшая долгую войну в Алжире, была заинтересована в усилении Израиля, который оттягивал на себя силы Египта и, тем самым, не давал бы ему оказывать помощь алжирским боевикам. Во время Суэцкого кризиса 1956 года Израиль и Франция сотрудничали довольно тесно. Общность интересов двух сторон послужила толчком к подписанию в 1963 году контракта на сумму в 100 миллионов долларов между Министерством обороны Израиля и Фирмой «Dassault», ведущей французской корпорацией в сфере ракетостроения, что позволило Израилю закупать оружие, необходимое ему для выживания. Но вместе с войной в Алжире закончилось и сотрудничество.

Важно отметить, что были и другие деловые контакты между Израилем и отдельными членами НАТО, но не между Израилем и собственно НАТО.

На взгляд Парижа и позднее, Брюсселя, Израиль был страной, географически отдаленной от той части мира, которую должна была оборонять НАТО в соответствии со своей главной задачей. Израиль не имел могучих вооруженных сил, существенных полезных ископаемых или важного географического положения. Следовательно, для НАТО страна не представляла особой важности.

Но, по взглядам Израиля 1956-1967 годов,  Альянс также не обладал большой важностью. Взаимоотношения с Альянсом в целом были из области фантазий, гораздо большее значение имели взаимоотношения с отдельными его участниками. Так стоило ли волноваться из-за Альянса в целом?

Capture
Слева направо: Первый посол ФРГ в Израиле Р.Паулс, Канцлер ФРГ Л.Эрхард и ПМ Израиля Л.Эшколь.

После публикации в октябре 1964 в «New-York Times» и «Frankfurter Rundschau» материалов с подробностями поставок германского оружия Израилю, отношения Израиля и ФРГ вышли из тени. Ну, раз так, то ФРГ в 1965 году решила установить дипломатические отношения с Государством Израиль.

В шестидесятые годы, уже при президенте Л.Б. Джонсоне, США стали продавать оружие Иерусалиму: сначала зенитные ракеты, затем танки и, наконец, боевые самолеты. Но Альянс, в целом, практически не участвовал в этом процессе.

Отношение Альянса к Израилю достаточно ярко проявилось в 1973 году. Во время войны Судного дня США направили свои самолеты для оказания помощи Израилю. Нужны были промежуточные аэродромы для дозаправки, но из всех стран-членов НАТО только Португалия предоставила свои базы на Азорских островах для дозаправки в ходе транспортировки. Красноречиво?

С подписанием в 1982 году «меморандума о стратегическом соглашении», на территории еврейского государства началось создание американских военных складов. Альянс в этом отношении ничего не предпринимал.

В 1991 году США и Германия (но не НАТО) также предприняли кое-какие меры, чтобы помочь Израилю, когда он подвергся ракетному нападению со стороны Ирака. С 1991 года Израиль получил право принимать участие в учениях Альянса, а не отдельных его членов, таких, как Турция и США, как это было ранее.

В свою очередь, Израиль относился к Североатлантическому союзу довольно прохладно, что проявлялось в отказе неоднократным приглашениям направлять своих слушателей в Оборонный колледж НАТО в Риме. Дело в том, что Израиль и НАТО во многом расходились в представлениях о войне, так что в Риме учиться было нечему.

В период «холодной войны» главной задачей НАТО была защита «Запада» от предполагаемой советской агрессии. Только, по мнению НАТО, Израиль в состав «запада» не входил. А после «холодной войны» защита от России стала неактуальной, и интерес израильтян к тому, что может предложить НАТО, еще уменьшился.

К 90-м годам Израиль трансформировался из страны, нуждающейся в защите от опасностей, исходящих от арабского мира, в государство, чья военная стратегия и опыт борьбы с терроризмом представляют существенный интерес для Североатлантического блока, ввиду т.н. «неконвенциональных угроз», обозначенных в основополагающих документах альянса.

Израиль стал обладать собственными вооруженными силами такой же мощи, что и у любой страны НАТО, за исключением США. При сравнении военной техники и объема запасов, как указано, например, в публикации «Военный баланс«, израильские планировщики не отметили ничего такого, чем большинство стран НАТО могли бы им помочь в случае другой чрезвычайной ситуации, подобной войне 1973 года.

Отношения со странами Альянса продолжили развиваться по прямым связям с отдельными государствами, удалось наладить хорошие связи с некоторыми восточноевропейскими странами, заинтересовавшимися военным сотрудничеством с Израилем. Этому послужило то, что в семидесятые и восьмидесятые годы Израиль создал крупномасштабную современную оборонную промышленность, у которой есть что предложить новым членам НАТО. Тем более, что это оружие испытано в бою, но в отличие от того, которое производится во многих других странах, продается без особых политических условий .

Скептицизм по отношению к НАТО в Израиле усилился в 1999 году во время кампании против Сербии. Не обсуждая справедливость этой акции, можно, однако, провести некоторую аналогию между действиями Сербии против албанских мусульманских вооруженных группировок в Косово и операциями против ХАМАСа или ООП. Израильтяне либо вслух, либо про себя задавались вопросом о том, что произойдет, если однажды им придется снять лайковые перчатки и покончить с терроризмом раз и навсегда. Не попробует ли НАТО сделать с нами то же самое, что и с Сербией?

 

Изменившаяся ситуация

В последние годы НАТО претерпевает значительные изменения. Оборонительная стратегия против СССР устарела, а террористическая атака на США 9/11 изменила образ врага и взгляды на сущность военных действий. Это также поменяло и театр военных действий, заставило Альянс перевести своё внимание с Европы на Средиземноморье, Ближний Восток и за их пределы.

Переориентирование НАТО на Средиземноморье продемонстрировано созданием «Средиземноморского диалога» в 1994 году. В настоящий момент в нем участвуют семь стран средиземноморского региона, не входящих в НАТО: Алжир, Египет, Израиль, Иордания, Мавритания, Марокко и Тунис. В рамках «Диалога» ведутся дискуссии по безопасности, обмен мнениями… Диалог, впрочем, был не совсем успешным, поскольку страдает от недостатка традиции многостороннего сотрудничества среди основных региональных игроков даже в таком важном деле, как обеспечение безопасности.

Израиль участвует в «Средиземноморском диалоге НАТО» с самого его начала в 1994 году. Более того, он стал первой страной, подписавшей в 2001 году с НАТО соглашение о защите информации, обеспечив основу защиты военных секретов, а затем, в 2004 год, Израиль приняли в члены Парламентской Ассамблеи НАТО. «Диалог» отражает мнение Североатлантического союза о тесной связи, существующей между безопасностью в Европе и безопасностью и стабильностью в средиземноморском регионе. А это никак не получается без Израиля.

Взгляды на отношения Израиль-НАТО стали меняться, и стало очевидно, что Израиль подходит Альянсу по всем параметрам.

Это — демократическая страна, имеющая рыночную экономику и способная внести при необходимости ощутимый вклад в общую оборону. Развитая инфраструктура, первоклассный офицерский корпус и отличная армия, готовая действовать при любых условиях военного противостояния на самом современном уровне. Это дорогого стоит.

Разведывательные возможности Израиля жизненно важны для ведения глобальной войны с террором, ибо мало кто разбирается так же хорошо в этом вопросе. История заставила Израиль стать государством-воином. Поэтому его присоединение к НАТО только повысило бы потенциал Альянса.

С целью повышения уровня оперативной совместимости и достижения необходимой степени взаимодействия воинских формирований НАТО и Израиля на регулярной основе с 2001 года проводятся совместные учения, получившие название «Можжевеловая Кобра». Они создают условия, прежде всего, для укрепления американо-израильского военного сотрудничества в борьбе с региональными угрозами. В последние годы основной упор этих учений делался на отражение вероятных атак баллистических ракет Ирана. США оказывают реальную помощь в совершенствовании ПРО Израиля, оставляя, тем не менее, «ключ системы» в своих руках.

Взаимоотношения Израиль-НАТО в настоящее время плавно перешли от недоверия к определенному сотрудничеству. Важным итогом развития такого сотрудничества, достигнутым в последние годы, являются ряд уникальных для страны, не входящей в НАТО, договоренностей.

Подписанное соглашение об «Индивидуальной программе сотрудничества» означает проведение постоянных консультаций по вопросам терроризма, распространения ОМУ, спасательным операциям и обмену разведывательной информацией. Кроме того, Израиль присоединился к военно-морской программе НАТО в Средиземном море и получил возможность участвовать в совместном патрулировании.

Так, может, стоит вернуться к вопросу о полноправном членстве в НАТО? Оно нам надо?

Вхождение в НАТО возможно двумя путями:

  • Первый, т.н. «шведский», подразумевает вступление в Североатлантический совет по партнерству. Данный статус позволит Израилю, оставаясь вне альянса, принимать активное участие в его основных мероприятиях.
  • Второй предполагает такое вхождение в виде итогового акта ближневосточного урегулирования «Дорожная карта», как завершающий этап разрешения конфликта.

Статьей 5 Устава Альянса рассматривается  вооруженное нападение на одну или нескольких из стран-членов как нападение на них в целом, что подразумевает многое, вплоть до применения вооруженных сил.

Такой вариант развития событий смотрится как абсолютно нереальный. За Израиль воевал только Израиль и никто другой. Новый виток арабо-израильского конфликта вызовет лишь увеличение давления на Израиль, члены НАТО потребуют от Израиля прекратить вооруженное противостояние и принять условия арабской стороны для скорейшего заключения мира. Ну, а от нанесения традиционных превентивных ударов придется отказаться навсегда.

Более того, Соединенные Штаты смогут оказывать еврейскому государству помощь, лишь если это не будет противоречить официальной стратегии НАТО. А у членов Альянса позиции очень разные, от лояльной до антиизраильской. Они все по-разному связаны с мусульманскими странами…

Тем не менее, Израиль и НАТО сегодня нуждаются в дальнейшем развитии сотрудничества.

Альянс сегодня столкнулся с новыми вызовами, в них задействованы страны с непредсказуемыми реакциями, со «своеобразными отношениями» к договорам, с неустойчивой властью. В этом плане Израиль – реальная точка опоры Альянса, понятная и ментально близкая.

Обладая достаточно длительной историей взаимоотношений, Государство Израиль и Североатлантический альянс имеют большой потенциал для развития сотрудничества. Всё будет зависеть от умеренности и взвешенности действий сторон.

Израиль, в свою очередь, нуждается не только в развитии двусторонних отношений с различными странами мира, но и в членстве, пусть и ассоциированном, в важнейших международных организациях.

Большой симпатии к международным организациям в Израиле нет. Причины очевидны. В международных организациях действует принцип – «одна страна – один голос». Так что исламские государства всегда в большинстве. А «Запад», что с него взять? Каждый раз, когда проводится международная конференция, Иерусалим сразу оказывается в абсолютном меньшинстве. Позиция ООН по Израилю хорошо иллюстрирует это.

(left to right) Merav Michaeli, Tzachi Hanegbi, NATO Deputy Secretary General Alexander Vershbow, Michael Oren and Yaakov Perry
Члены Кнессета при посещении штаб-квартиры НАТО

Отношения между Израилем и НАТО должны быть лучше. Это вызвано возможностью для НАТО использовать уникальный военный опыт Израиля. Видимо, поэтому Израиль стал первой страной, заключившей с НАТО договор об «Индивидуальной программе сотрудничества», через который он проводит непрерывный стратегический диалог с Альянсом, охватывающий широчайший круг вопросов, включая терроризм, обмен разведданными, распространение ядерного оружия, снабжение и логистику, а также спасательные операции.

Возможных вариантов сотрудничества Израиль-НАТО много, начиная от обмена разведданными и заканчивая развитием модернизированной антитеррористической доктрины (включая кибертерроризм), сфера, в которой НАТО является новичком. Развивающееся партнерство отражает признание Альянсом того, что Израиль разделяет те вызовы, с которыми сталкивается Запад, и является важным партнером в поиске ответов на них.

В этом ключе и стоит рассматривать приглашение об открытии постоянного представительства Израиля в брюссельской штаб-квартире альянса.

Май 2016

Источник

 

Реклама

One comment

  1. Одно хорошо, что когда нас предаст НАТО, мы об этом узнаем первыми. Все — таки прямая связь!
    Член НАТО Турция, используя сотрудничество наших разведок, сдало Ирану наших агентов и откровенно поддерживает интересы ХАМАСа, что совершенно не мешает Североатлантическому союзу, да и не будет мешать. В таком случае, о какой доверии может идти речь. Они возьмут от нас все, что им надо, а мы в конечном счете получим вежливое «нет». Надо либо подписывать договор о взаимопомощи на случай войны, причем, без особой надежды на реализацию этого соглашения, или идти навстречу интересам стран НАТО только в том случае, если ЕС снимет всякие ограничения наложенные на еврейское государство и перестанут вмешиваться в наши внутренние дела. То есть, отношения должны быть адекватными.

    Как вы думаете, если на нас снова нападут, то кто к нам придет на помощь? Только не спешите загибать пальцы…

    Нравится

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s