Ложь и реалии Ближнего Востока

 

nepomАлександр Непомнящий

 

«Можно долго обманывать немногих, можно недолго обманывать многих, но нельзя бесконечно обманывать всех…».

Похоже, точная и лаконичная формулировка Авраама Линкольна, так и не сумела закрепиться в умах нынешних политических преемников 16-го президента США, вновь и вновь пытающихся обойти это правило, и каждый раз непременно убеждающихся в закономерной безуспешности своих попыток.

Совсем недавно бахвальство внешнеполитического советника президента Обамы Бена Родса пролило свет на ложь, с помощью которой президентская команда продавила ядерную сделку с Ираном, обманув и Конгресс, и всё американское общество в целом.

Как выяснилось черновой вариант соглашения был достигнут ещё с Махмудом Ахмадинежадом, за три месяца до прихода к власти Хасана Рухани.

Позиционирование же Рухани и Зарифа, как «умеренных» лидеров и спекуляции о возникшей «исторической возможности» были не более, чем не имеющим ничего общего с реальностью блефом, организованным специально отобранным для этой цели хором журналистов, писавших по указке из Белого дома.

Теперь разгребать навороченные Обамой и Родсом неприятности с Ираном, превращённым в региональную державу, и его ракетным потенциалом, угрожающим США, придётся уже следующим американским лидерам.

Не прошло и недели, как аналогичным образом прояснились также подробности срыва переговоров между израильтянами и ФАТХом на саммите в Кэмп-Дэвиде, в 2000 году.

Тогда, летом 2000-го года, уходящий в отставку Клинтон выдвинул политическую инициативу согласно которой ФАТХ должен был отказаться от «права на возвращения» (то есть от требования к Израилю принять миллионы мусульман, утверждающих, что они потомки палестинских арабов, якобы изгнанных евреями в 1948 году), израильтяне же, в свою очередь, должны были согласиться на передачу ФАТХу суверенитета на Храмовой горе, разделение Иерусалима и отступление с 95% территории Иудеи, Самарии и Газы, а также, в качестве компенсации, с дополнительных 5% из суверенных областей, в границах 1948-го года.

По окончанию саммита, когда стало ясно, что переговоры провалились, Белый дом сделал следующее заявление:

«Обе стороны приняли рамочное предложение, однако и те, и другие выдвинули свои оговорки».

Затем, на протяжении 16 лет окружение Билла Клинтона и Барака Обамы убеждало мир в том, что ответственность за срыв тех переговоров лежит не исключительно на Арафате, избравшем путь инициированной им войны с Израилем, но и на израильтянах. Вопреки заявлениям Эхуда Барака, бывшего тогда премьер-министром, о том, что он-то, как раз, принял все предложения и даже утвердил их в правительстве.

Тем не менее, понемногу, правда начала открываться. Из книги Дениса Росса «Обречённые на успех», опубликованной осенью прошлого года, стало ясно, что Барак был прав. Согласно Россу, обе стороны получили 5 дней на обдумывание. После чего израильтяне утвердили предложения в правительстве, а Арафат даже не стал отвечать.

Теперь, подтверждение версии Барака пришло непосредственно от Билла Клинтона. В недавнем выступлении, проходящем в рамках избирательной кампании его жены, бывший президент заявил следующе:

— Я гробил себя, чтобы дать палестинцам страну. Я предложил сделку, но они отвергли моё предложение. Они получили бы всю Газу, 96-97% Западного берега (Иудеи и Самарии — прим. ред.), дополнительные территории, — всё, чего только хотели…

Другими словами, Клинтон сам, фактически опроверг прежние официальные сообщения Белого дома, признав, что они были нечестными и неточными.

Другим аналогичным свидетельством стало несколько дней спустя, признание в интервью Аль-Джазире Мартина Индика, бывшего тогда послом США в Израиле и принимавшего непосредственное участие в кэмп-дэвидском саммите. В ответ на претензии интервьюера Махди Хасана о предпочтительном отношении администрации США к израильтянам за счёт палестинских арабов, Индик возразил:

— Барак и Ольмерт предложили палестинцам 95-97% Западного берега и Газу. Но те не взяли… Раз вы не способны удовлетвориться этим, «двух государств» не будет.

В этот момент Хасан представил Индику широко известную официальную версию Белого дома.

«Это не верно, что палестинцы отказались», — сказал он.

На что раздосадованный дипломат, проговорился:

— Барак принял их. Извини, но я был там, когда в мой офис из премьерской канцелярии пришёл факс, подписанный главой правительства Израиля. Так что не надо мне тут утверждать, будто я не знаю о чём говорю! …

Остаётся неясным лишь то, почему Эхуд Барак вообще согласился в Кэмп-Дэвиде на столь катастрофическую для будущего страны сделку. Не исключено, что в отличие от Клинтона и его команды, он просто куда трезвее оценивал ситуацию и ясно осознавал, что Арафат всё равно ни за что её не подпишет. Хотя, возможно, и он не предполагал, что даже после этого лидеры американских демократов посмеют обвинять в отказе от договорённостей израильтян.

В любом случае, упорное нежелание лидеров ФАТХа (в начале Арафата, а затем и Аббаса) принимать даже столь щедрые предложения, непостижимо с точки зрения западных политиков. Однако совершенно очевидно для тех, кто хоть немного разбирается в региональных реалиях.

Бывший депутат Кнессета от давно почившей в бозе левоцентристской партии «Третий путь» Йеуда Харэль написал на днях короткий, но ёмкий памфлет в интеллектуальном консервативном интернет-издании «Мида», прекрасно сформулировав суть проблемы.

— … Много лет тому назад мне случилось дискутировать с депутатом Кнессета Азми Бшарой. Именно он научил меня тому, что «палестинского народа не существует». Есть только арабский народ — от Атлантического океана до «Арабского» (Персидского) залива. Все границы, разделяющие арабов, объяснил мне тогда Азми Бшара — искусственные, временные, насаждённые колониалистами. Он повторял это вслед за своим кумиром Гамалем Абдель Насером, чей портрет висел у него на стене в офиса Кнессета.

Сегодня уже ясно, что нет ни сирийского народа, ни иракского, ни ливийского, ни ливанского. Понятие «иорданский народ» так же искусственно и сомнительно. Все эти «народы» распались на курдов, алавитов, бедуинов, маронитов, шиитов, суннитов и друзов…

Палестинцы — это арабы, в большинстве своём мусульмане — сунниты, населяющие территорию, находившуюся под британским мандатом в Эрец Исраэль (Земле Израиля) и Заиорданьи. Палестинцы являются народом, не более, чем иорданцы, сирийцы, иракцы и ливанцы. Это арабы, которые сплотились вокруг сопротивления еврейскому поселенческому движению в Эрец Исраэль и сильно пострадали, ведя войну против создания государства Израиль.

Теперь палестинцы разделены между одной независимой страной (Иорданией), двумя враждующими автономиями (одна — в Иудее и Самарии, другая под ХАМАСом в Газе), беженцами в Сирии и Ливане и крупным меньшинством в Израиле…

Когда большая часть границ в нашем регионе не признаётся или вовсе не существует, и нет никакого согласованного определения для народов и религиозно-этнических групп, нет никакого смысла и в таких понятиях как «палестинская нация», или «палестинское государство».

Нет ни права, ни возможности для существования палестинской «страны», разделённой на две, занимающей 20% Эрец Исраэль, в которой при этом проживает лишь небольшое число эрец-исраэльский арабов. Такая «страна» очевидно не способна стать «окончанием конфликта»…

Признавая, что Израиль поставлен в сложную ситуацию:

«мы не можем ни взять под свою власть, ни поглотить большую часть арабов Иудеи, Самарии и Газы, но также не можем и отказаться от земли, играющей исключительную важность для нашего существования и безопасности»,

Харэль предлагает не увлекаться иллюзиями, не совершать резких, необдуманных и необратимых авантюр, укрепляясь и надеясь, что в будущем сложится более подходящие условия для каких-либо изменений.

Похоже, что именно так воспринимает ситуацию, и нынешний премьер-министр Израиля Биньямин Нетаниягу, стараясь минимизировать международное давление, и удерживать позиции, в ожидании более удобного момента для продвижения израильских интересов, а пока предоставляя клике Аббаса в Рамалле разваливаться без посторонней помощи.

И, вероятно, его нынешние усилия втянуть в правительство Ицхака (Бужи) Герцога, также связаны с этим сдерживанием и выжиданием. Нетаниягу разыгрывает с очередным лидером партии Авода, успешный политический приём, опробованный ещё на Эхуде Бараке. В итоге, несколько месяцев пребывания Герцога в правительстве станут весьма умеренной платой, как за потопление очередной, на этот раз, французской попытки подорвать израильскую стабильность, так и за новый раскол в Аводе, отбрасывающий её от управления страной ещё на несколько лет.

Не исключено, что тактика Нетаниягу не идеальна, вместе с тем, трудно представить себе, что кто-либо из альтернативных ему лидеров сумел бы преуспеть больше.

Май 2016

 

Реклама

One comment

  1. Я что — то не помню, чтобы в предвыборной программе Рабина, Барака, Шарона, Ольмерта или Нетаниягу, была заложена идея о передаче арабам части нашей исторической Родины. Мы, то есть, граждане Израиля, также не были оповещены заранее о сговоре в Осло, о передаче
    95 -97 % Иудеи и Самарии арабам, о ликвидации еврейских поселений в секторе Газы, и о готовности уважаемого Биби, договариваться о создании уже второго арабского государства в Палестине. Уж если наш незаменимый лидер не видит вплотную Иорданию, в качестве арабского государства на земле нашей исторической Родины, то что мы может требовать от полезных арабам — идиотов в Париже, от лживых махинаторов в Белом Доме, и традиционного арабского патрона в Москве?
    Интересно, что мы теряем, если мы заявим правду и потребуем от короля совершить обмен народами. Коль евреи из Иордании уже давно все изгнаны, то есть она уже выполнила свою часть депортации, то мы настаиваем на своей части, тем более, что территория королевства это вполне позволяет. Каждый народ должен абсорбировать своих, а не навязывать их, и тем более враждебно настроенных, совершенно чужой нации, ибо это, ничто иное, как колонизация по умалчиванию.
    Почему мы ведем себя намного глупее, чем наши хитроумные соседи, ведущие с нами войну, на истощение. Что нас к этому вынуждает? Я думаю, что это неготовность, а значит и безволие, объявить войну — войной, а страну на военном положении. И это даст повод отменить мораторий на смертную казнь, как своим предателям, так и боевикам, то есть надо судить их только военным трибуналом, как военных преступников. Ибо это не солдаты, так как солдаты террором не занимаются.

    Нравится

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s