Что происходит на самом деле?

islam-in-america

Борис Шустеф

 

В интервью Fox News 13 июня Дональд Трамп сказал:

«Послушайте, нас возглавляет человек, который либо не силен и не умен, либо он имеет в виду что‐то другое.

И вы знаете, люди не могут поверить в то, что президент имеет в виду что‐то другое. Люди не могут, они не могут поверить, что президент Обама ведет себя так, как он ведет себя. Что он не может даже упомянуть слова «радикальный исламский терроризм».

Происходит что‐то непонятное. Это немыслимо. Что‐то происходит»

Хотя г‐н Трамп не уточнил, что он имел в виду, говоря «что‐то происходит», Дженна Джонсон из The Washington Post, сообщая об интервью, видимо, просветила его голову рентгеновскими лучами. Разгадав, что имел в виду Трамп, она написала статью, которую сначала назвала:

«Дональд Трамп считает, что президент Обама был участником стрельбы в Орландо», но затем изменила название на «Дональд Трамп, похоже, находит связь между Обамой и стрельбой в Орландо».

Очевидно, для того, чтобы рассеять опасения г‐жи Джонсон по поводу его участия в презренном преступлении Орландо или, возможно, для того, чтобы успокоить Трампа, после своей встречи с Советом национальной безопасности 14 июня Барак Обама выступил с речью, в которой впервые за время своего президентства соединил слова «радикальный» и «ислам» вместе.

Возмущенно заявив, что его лично и его администрацию неправомерно критикуют за то, что они не используют фразу «радикальный ислам», он продолжил:

«Они говорят нам, что это ключ. Мы не можем победить ИГИЛ, пока не назовем их радикальными исламистами.

Чего именно мы добьемся, используя этот ярлык? … Как бы мы ни называли угрозу, от этого она не исчезнет».

Обама прав; если назвать угрозу другим именем, она не исчезнет. Но если ее назвать тем, что она есть, возможно, можно будет, по крайней мере, правильно противостоять ей?

Возможно, людям будет легче понять, откуда исходит угроза и что она из себя представляет?

ИГИЛ не «извращает ислам для оправдания терроризма», и не «превратно толкует одну из великих мировых религий», как пытается президент убедить американский народ. ИГИЛ проповедует радикальный ислам.

В прошлом году в «Исламском государстве» (ИГИЛ) был опубликован документ под названием «Это наша вера и наши способы».

Как сообщил MEMRI 2 июня, профессор Элла Ландау‐Тассерон, бывший председатель исламских и ближневосточных исследований в Еврейском университете в Иерусалиме, недавно рецензировала этот документ. Ниже приводится ее вывод:

«Документ «Это наша вера и наши способы» ‐ это описание «Исламского государства», сделанное изнутри и отражающее его основную теологическую и политическую идеологию.

ИГИЛ заявляет, что избегает экстремизма, и на самом деле не добавляет ничего нового к традиционным исламским догмам, за исключением возвращения халифата в качестве обязательной статьи веры.

В этом документе рассматриваются темы, занимавшие мусульманские умы на протяжении многих поколений, но он также отражает современные и местные условия и явления. Он твердо базируется на исламских источниках, которые часто цитирует, и большая часть его содержания идентична исламской консервативной доктрине Ханбали [одной из четырех основных школ мусульманского права] и нео‐ханбалитской доктрине «.

Замыливая глаза американскому народу, стремясь скрыть религиозную составляющую угрозы, Обама оказывает медвежью услугу приверженцам ислама.

Может быть, убеждения г‐на Обамы были настолько сильны, что он не заразился антиамериканской и антисемитской риторикой Джеремии Райта, более двадцати лет выслушивая эту риторику, сидя на скамьях церкви Тринити. Но как он может быть уверен, что молодые американские мусульмане, привлеченные исламом, смогут противостоять коварным приманкам радикального ислама?

Как он может быть уверен, что они смогут увидеть разницу между суфизмом и ваххабизмом, между салафизмом и традиционным суннитским исламом, если им четко не объяснили и не научили понимать опасность, присущую радикальному исламу?

Как они смогут понять, что находятся в «добродетельной», а не в «преступной» мечети?

В своей речи Обама спросил:

«Разве мы собираемся начать относиться ко всем мусульманским американцам иначе? Разве мы собираемся начать подвергать их особому надзору?»

Может случиться так, что ответ на эти вопросы не будет политически корректным, судя по результатам исследования 2011 года, проведенного профессором Мордехаем Кедаром из отделения арабского языка и ближневосточных исследований Бар‐ Иланского университета:

«Выборочное обследования 100 мечетей в США» показали, что «в 51% из них имелись тексты, оцененные как сильно пропагандирующие насилие; 30% имели тексты, оцененные как умеренно пропагандирующие насилие; и только в 19% совсем не было никаких насильственных текстов. В 84,5% мечетей имам рекомендовал изучать тексты, содержащие призывы к насилию, и 58% процентов мечетей приглашали гостей – имамов, известных как содействовавших насильственному джихаду».

Может быть, пора начать использовать здравый смысл? Нам не нужно «относиться ко всем американцам‐мусульманам иначе», но если согласно проекту Clarion, некоммерческой группы, считающей, что она «выявляет опасности исламского экстремизма», существует «более 80 радикальных мечетей в США», то, по крайней мере, эти мечети должны быть поставлены под строгий надзор или просто закрыты.

Возможно, если термин «радикальный ислам» определен как опасный для Америки, то настало время обратить больше внимания Совету по американо‐исламским отношениям (CAIR), представляющему собой фронт‐группу Братьев‐мусульман. Каждый раз, когда террор наносит удар по американской земле, представитель CAIR спешит предотвратить ущерб имиджу ислама.

Но можем ли мы действительно доверять организации, основателем которой является Омар М. Ахмад? Как сообщает The San Ramon Valley Herald в статье от 4 июля 1998 года, в своей речи «перед толпой на банкете дворца Flamingo Ахмад призвал мусульман не уклоняться от своего долга ‐ распространять исламскую веру среди тех, «кто на неправильной стороне».

Обращаясь к мусульманам, Ахмад заявил:

«Ислам в Америке не должен быть равным любой другой вере, а должен доминировать». «Коран, мусульманское Священное Писание, должен быть высшим авторитетом в Америке, а ислам ‐ единственной признанной религией на Земле»,

‐ сказал он.

Рассказывая об интервью, взятом им у Обамы, Николас Кристоф написал 7 марта 2007 года в «Нью‐Йорк Таймс»:

«Г‐н Обама вспомнил первые строки арабского призыва к молитве. Он произнес их с превосходным акцентом. В замечании, прозвучавшем с невольным восхищением… г‐н Обама назвал призыв к молитве «одним из самых прекрасных звуков на Земле на закате».

Жаль, что г‐н Кристоф не очень сведущ в арабском, и он не был достаточно любопытен, чтобы попросить Обаму перевести арабские стихи на английский язык.

Чтобы восполнить этот пробел, мы обратимся к одному из величайших авторитетов в исламе, шейху 14‐го века Ахмаду ибн Накиб аль‐Мисри, автору Reliance of the Traveller ‐ классического Руководства по исламскому Священному закону. Он пишет на странице 114:

«Слова призыва к молитве хорошо известны:

«Аллах самый великий. Аллах самый великий. Аллах самый великий. Аллах самый великий. Я свидетельствую, что нет бога, кроме Аллаха. Я свидетельствую, что нет бога, кроме Аллаха. Я свидетельствую, что Мухаммад ‐ посланник Аллаха. Я свидетельствую, что Мухаммад посланник Аллаха. Приходите к молитве. Приходите к молитве. Приходите к успеху. Приходите к успеху. Молитва лучше, чем сон. Молитва лучше, чем сон. Аллах самый великий. Аллах самый великий. Нет бога, кроме Аллаха».

Сделайте паузу на мгновение, чтобы осмыслить эти строки, пусть читатель подумает над тем, что это слова, которые президент Соединенных Штатов Барак Хусейн Обама считает «одними из самых прекрасных звуков на Земле на закате».

Что происходит на самом деле?

Перевод: Елена Любченко
Источник

 

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s