Дипломатические отношения

beit levin
Здание «Бейт Левин» на бул. Ротшильда, где располагалось советское посольство. Современный вид.

 

chern_sepИгорь Черниховский

10 июня 67-го года — последний день Шестидневной войны, победоносной для Израиля и позорно-разгромной для коалиции арабских стран. В тот же день, Советский Союз с присущими ему «странами народной демократии», исключая Румынию, разорвал дипломатические отношения с еврейским государством.

Говорят, что ворвавшиеся в здание советского посольства в Тель Авиве, аккурат после эвакуации персонала, агенты ШАБАКа, успели найти там кое-что интересное, касательно деятельности Москвы на Ближнем Востоке. Так сказать, не всё успели за собой подмести. Но речь у нас не о том, а о дипломатических отношениях, кои коммунисты разорвали в знак протеста «сионистской агрессии».

Да, всё то же искусство возможного — израильтяне не могли себе позволить первыми отозвать посла, даже зная о роли, которую сыграл СССР в развязывании Шестидневной войны, имея на руках неопровержимую информацию о том, кто в реальности вооружил арабские армии, более того — принимал достаточно активное участие в боевых действиях.

Шаг со стороны Москвы был, во многом, эмоциональным, ибо вместе со страшным унижением, которое претерпели арабские «друзья», был нанесён огромный ущерб военному престижу русских. Одно время, как рассказывают, пресловутое «бей жидов» переиначили в «бей, как жид», а стало быть, Израиль снискал себе некоторое уважение даже среди антисемитов. Ну да Б-г с ними. Разговор, опять же, не о том.

Что, собственно, случилось, после разрыва дипотношений? Да ничего. Интересы Израиля в Москве представляли Нидерланды, эмигрантов периодически выпускали. Просто, ситуация утратила свою двусмысленность — враг, т.е. СССР, — это враг, что последний ещё, по крайней мере, трижды подтвердил в последующих войнах. И в войне на истощение, и в войну Судного Дня, и потом, в Первую Ливанскую.

Их, как водится, «там не было», только русские солдаты и офицеры попадали в плен, гибли, падали самолёты с египетскими и сирийскими опознавательными знаками, за штурвалами которых сидели русские лётчики. На войне, как на войне, пусть даже их там триста раз «не было».

Русская дипломатия, тогда, в 67-м, сделала абсолютно логичный шаг, который, в силу своего уязвимого положения, не мог сделать Израиль.

Воюя, как всегда, впрочем, скрытно и подло, русское руководство сочло невозможным поддерживать дипломатические отношения с «сионистским государством». Вооружая и науськивая, помогая словом и делом тем, кто спал и видел повторение Холокоста, Советский Союз прилагал все усилия к уничтожению Израиля.

К счастью, не преуспел. Более того — неоднократно получал по морде, за компанию вместе со своими арабскими друзьями. Как рассказывал один мой знакомый, из русскоговорящих израильских старожилов, довелось ему в Первую Ливанскую слушать перехваченные радиопереговоры, типа, «хлопцы, тикаем, жиды идут». Хлопцы, таки, тикали.

Во всяком случае, поддерживать дипотношения с СССР, для Израиля было бы глубоко противоестественно, примерно так же, как сейчас с Ираном.

Что я хочу сказать? Дипломатическая ситуация была приведена в соответствие с реальным статус-кво. Точно так же Грузия разорвала отношения с Россией, после нападения последней в августе 2008-го.

Есть вещи, после которых сохранение межгосударственных отношений просто невозможно. Это унизительно, это, в конечном счёте, есть ни что иное, как демонстрация собственной слабости и готовности к капитуляции. Не могут жертва и насильник дружить домами и ходить друг другу в гости. На отношения между странами этот принцип распространяется в полной мере.

Не дашь добровольно, отымею силой, всё равно залюбишь, или же будешь делать вид, что любишь.

Когда у товарища Сталина не вышло впихнуть Израиль в «лагерь мира и социализма», он очень обиделся. Собственно, тогда-то всё и началось.

То же самое с Грузией, полвека спустя. Ну нет смысла ложиться под того, кто самонадеянно именует себя старшим братом, и которому, кроме того самого «братства» и предложить-то нечего. Зато, любви требует полной, безоглядной и рабской.

Прага — 1968

И во всех случаях, нежелание подмахивать оборачивается кровью — уж за этим у старшего брата не заржавеет. Если нельзя просто ввести войска, как-то делалось в Венгрии, Чехословакии, как, чуть было не случилось в Польше, то делается всё, чтобы отравить непокорному жизнь — вооружать арафатовских террористов, тренировать их и организовывать диверсии, устраивать кровавую бучу в Абхазии, проводить этнические чистки в грузинских деревнях — это всё один стиль, один образ действий.

Так вот, ещё раз о дипотношениях, разрывом которых не так давно грозил плюшевый мишка. Тех самых, которых, как заверила грустная лошадь, а маленький подполковник подтвердил, никто пока прерывать, всё-таки, не собирается.

И вот, мучает меня вопрос — а если да, так что? Нет, ну правда, что случится, если их всё-таки разорвать, не дожидаясь, пока Москва это сделает первой. Я даже больше скажу — она этого не сделает. Почему?

В отличие от Израиля, который Россия хотела уничтожить, Путин понимает, что Украина, как страна никуда не денется. А вот, нагнуть её, заставить лечь под себя — для этого ей свой посол в Киеве жизненно необходим. А вот, нужен ли Киеву посол в Москве и надо ли пугаться этих угроз?

Думаю, нет, уже потому, что хуже быть не может. Кроме того факта, что наличие посла не есть помеха широкомасштабному вторжению, что подтвердило «испрошенное» Путиным два года назад разрешение на ввод войск, какие выгоды дают Украине дипотношения с Москвой? Аж никаких, а вот Москве, в свете «ихтамнет» — легитимацию роли миротворца и посредника. Посредника между кем? Между Украиной и «сепаратистами», т.е. де-факто, самой Россией.

Дипломатические отношения с восточным соседом для Украины потеряли смысл с того самого момента, как Россия оккупировала Крым, не говоря уже о военном вторжении в Донбасс, обстреле украинской территории, воровстве целых заводов с территории неподконтрольной центральной киевской власти.

posrusukr
Посольство России в Киеве.

Более того — дальнейшее сохранение отношений лишь замораживает конфликт и де факто может быть истолковано, Россией, как своего pода признание статус-кво. Они и ведут себя, как будто не понимают, что происходит и даже последние голословные обвинения в терроре звучат как-бы с ноткой удивления — типа, чего ни лезут на «нашу» территорию.

Повторю — разрыв дипотношений никак не связан с шансами на открытое военное вторжение. Надо будет Путину — он полезет. Портников недавно высказал мысль, что Путину не нужен Гляйвиц, чтобы начать войну, ибо прекрасно понимает, что ему никто не поверит. А что, крымскому «референдуму» кто-нибудь поверил? И тем не менее…

Не надо, думается мне, бояться угроз разрыва отношений. Наоборот, надо только приветствовать такой поворот событий, ибо он всего лишь приведёт формальную, юридическую сторону проблемы в соответствие с фактами. Идёт война, враг оккупировал часть украинской территории. Какие, к чёрту, дипотношения? Надо, в конце концов, себя уважать, иначе, как можно требовать уважения от других?

Август 2016

Livejournal

 

Реклама

One comment

  1. чтобы отравить непокорному жизнь — вооружать арафатовских террористов,..есть евреи …бейлин..пэрес…рабин…шарон…барак и т.д. видимо продавшиеся керемлю….

    Нравится

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s