Союз с триумфом канул в лета

buran

К двадцатипятилетию распада СССР

 

 

avrutin_sepМарк Аврутин

 

 

1991-й год почему-то принято считать годом очередной русской революции.

Но настоящая революция произошла в России в 1989-1990 годах. С этого момента революция проделала немалый путь, и к 1991 году она уже набрала огромную силу инерции, справиться с которой было не так просто. С 1989 по 1991 год в стране «пуганых идиотов» успело появиться на свет достаточное количество «непуганых идиотов».

ГКЧП был не революцией, а первой неудачной попыткой советской контрреволюции. В 1991 году закончился управляемый период посткоммунистической революции и начался стихийный трагический ее отрезок, заведший Россию туда, где она и по сей день находится.

Победа над ГКЧП подвела окончательную черту под советской страницей русской истории, сделала необратимыми итоги горбачевской перестройки.

(из «Гибель Империи. Воспоминание о будущем» Владимира Пастухова)

 

Летом 1988 года начались заключительные испытания корабля «Буран», и затем его предстартовая подготовка. Потом дважды отменялся запуск корабля. Причем, последняя отмена 29 октября произошла за 51 сек до старта. Третья попытка была назначена на 15 ноября.

Наверное, мало кто верил в успех и на этот раз, хотя о причинах своих сомнений старались не говорить.

Впрочем, один человек не только говорил, но даже писал в адрес Правительства. Этим человеком был космонавт Игорь Волк. В последний раз он «изливал душу» 10 ноября на аэродроме Внуково-3, когда в ожидании разрешения на взлет, которое откладывалось из-за обледенения взлетно-посадочной полосы принимающего аэродрома в Ленинске (Байконур), мы коротали там время. Отделившись от основной группы, он нескольким человекам, среди которых оказался и я, доказывал, что осуществить полет «Бурана», а тем более, его посадку в автоматическом режиме принципиально невозможно.

В ночь на 15 ноября в защищенном подземном бункере, сооруженном в непосредственной близости от Стартового Комплекса (СК), находились Техническое Руководство и Группа оперативного управления пуском. Все остальные участники подготовки ракеты «Энергия» и корабля «Буран» вместе с персоналом гостиниц, были вывезены за 60 км из-за опасения взрыва ракеты. Особенно боялись взрыва кислородно-водородных двигателей, который, возможно, ассоциировался с взрывом водородной бомбы. Поэтому все мечтали лишь о том, чтобы ракета поднялась на безопасную высоту и не взорвалась бы вблизи от старта.

2-х часовая программа предстартовой подготовки прошла без замечаний, все системы корабля «Буран» функционировали исправно. Но вот погода становилась с каждой минутой всё хуже. В час ночи была получена телеграмма — штормовое предупреждение: сильно увеличивается облачность, снег, порывы ветра до 20 м/с. Возникла опасность обледенения ракеты. Надо было принимать решение о возможности пуска ракеты в этих условиях.

На экстренном заседании Государственной комиссии три главных конструктора — Ю.П.Семенов, Г.Е.Лозино-Лозинский и В.Л.Лапыгин (на фото — слева направо) — пошли «ва-банк» и настояли на продолжении выполнения программы.

constr

В соответствии с принятым решением, пуск комплекса «Энергия-Буран» состоялся 15 ноября 1988 года в 6 ч 00 мин 02 сек.

После сообщения оператора:

«Буран» и «Шаттл»: такие разные близнецы«Есть контакт подъема!», потянулись бесконечно длинные секунды полета.

«Есть отделение параблоков!»…

«Полет нормальный»…

И, наконец, — «Есть отделение орбитального корабля!».

На этом задача ракеты — носителя была выполнена. Раздались первые аплодисменты. Теперь стали «молиться», чтобы на отделившемся корабле раскрылись элементы конструкции, в частности, антенны, для установления связи с кораблем. Произошло и это «чудо», и с борта «Бурана» пошла телеметрическая информация. Все были по-настоящему счастливы, и, казалось, уже ни о чём больше не мечтали. Остальное воспринималось в качестве подарков судьбы.

Через 2 часа 20 мин 46 сек от «контакта подъема» начался тормозной маневр корабля для его схода с орбиты: на корабле, предварительно соответствующим образом сориентированном, в 8 ч 20 мин включился двигатель на торможение, после завершения его работы началось снижение «Бурана». Тормозной импульс был произведен на высоте 250 км и на расстоянии около 20000 км от аэродрома. Корабль начал снижение над западным побережьем Африки. В 8 ч 53 мин «Буран» вошел в атмосферу на высоте порядка 100 км, и связь с ним прекратилась из-за образовавшейся плазмы, которая экранирует антенны радиотехнических систем.

Корабль был вновь обнаружен, когда находился на удалении 550 км от посадочной полосы. На заключительном этапе полета, с высоты 20 км могли использоваться аэродинамические органы управления. То есть, посадка осуществлялась в планирующем «бездвигательном» режиме и поэтому должна была быть выполнена с первого и единственного захода.

Через три часа после старта на экранах мониторов появился возвращающийся «Буран». На высоте 4 км он начал выполнять глиссаду. Затем на экранах появилось изображение приближающегося аэродрома и посадочной полосы.

Уже аэродромные телекамеры показывали «Буран» под разными ракурсами. Корабль уверенно шел на посадку. И вдруг, когда «Буран» коснулся посадочной полосы, он начал совершать крутой маневр, вызвавший переполох в зале управления. Оказалось, что это бортовой вычислительный комплекс корабля, в соответствии с 19-м вариантом программы посадки, спрогнозировал превышение посадочной скорости над расчетной и выдал команду на ее гашение путем выполнения бокового маневра.

Пробежав 1620 м, корабль замер посреди посадочной полосы. Настолько правильной и изящной была посадка 80-тонного корабля, что просто не верилось в отсутствие летчика, хотя, вряд ли даже самый хороший летчик справился бы с этой задачей лучше.

А.В.Васильковский, Н.И.Зеленщиков, Ю.П.Семенов, Б.И.Губанов, Ю.Б.Зубарев, С.А.Афанасьев у приземливщегося корабля «Буран»

Все бросились к «Бурану», многие не могли сдержать слез, обнимались, целовались. В бункере, в зале управления — тоже овации и бурный восторг от завершенной с таким блеском посадки орбитального корабля, в полностью автоматическом режиме. Это были счастливые минуты. Радовались даже противники создания орбитального корабля. Велико было изумление И.П. Волка, до конца не верившего в посадку беспилотного корабля.

Тогда ещё никто не знал, что эта первая посадка «Бурана» станет и последней.

При первом внешнем осмотре было обнаружено отсутствие всего лишь четырех плиток теплозащиты из 39 тысяч. На «Шаттле», например, число потерянных плиток, как правило, доходило до 1000 штук. Зарубежные средства массовой информации, специалисты НАСА отмечали, что

«техника русских находится на гораздо более высоком уровне, чем их пытались уверить. Это означает, что они располагают, куда большими возможностями бортовых вычислений, чем демонстрировали ранее».

Через некоторое время после приземления корабля, всем разрешено было покинуть бункер. Для членов Технического руководства был подан автобус, на котором они поехали на взлетно-посадочную полосу. Туда же были доставлены и тележурналисты, освещавшие это событие.

Наверняка, за этим последовал «скромный» завтрак. Рядовым же участникам Группы оперативного управления после бессонной ночи предстояло пешком под дождём и ураганным ветром прошагать без малого 3 км до своих гостиниц, которые к тому же оказались заперты. Прошло ещё немало времени прежде, чем прибыл персонал и открыл гостиницы.

Вопреки ожиданиям, вполне естественным после такого блистательного успеха первого полета «Бурана», особой активности в дальнейшем наращивании работ по этой теме не произошло. Первое, что бросилось в глаза участникам разработки, за исключением, конечно, руководства высшего уровня, — это сокращенное до неприличного минимума количество обещанных наград.

Пользуясь «гласностью», в печати всё чаще стали раздаваться голоса о том, что мы слишком щедро все годы финансировали космос. В результате образовалось много «дыр». Между собой об этом люди говорили и раньше. Теперь же это прорвалось наружу. Высокой ценой достались советскому народу создание ракетно-ядерного щита и прорыв в космос. Однако точных данных мы никогда не получим — ни о величине затрат, ни о количестве жертв. Чиновники, отвечавшие за идеологию в ЦК КПСС, считали, что знать об этом народу не следует.

Хотя Министерство обороны являлось заказчиком всех ракетно-космических программ, его бюджет покрывал лишь расходы на содержание армейских подразделений, занятых в этих работах. Средства же на саму разработку и изготовление ракет, космических кораблей, вспомогательного и испытательного оборудования, стартовых сооружений, выделялись непосредственно тем министерствам, предприятия которых участвовали в процессе их создания.

СССР как бы ушел в небытие непобежденным лидером в ракетно-космической гонке с Америкой. И ведь, действительно, не в США, а в Советском Союзе была создана самая мощная в мире ракета «Энергия», на которой были самые мощные двигатели. А космический корабль «Буран», полностью совершив полет в беспилотном режиме, тем самым как бы превзошел американский «Шаттл».

P1010128
Ракета «Сатурн-V». Музей космодрома им. Кеннеди

При этом из массового сознания постепенно исчез тот факт, что «Энергия» была создана на 20 лет позже американской ракеты «Сатурн-5», аналогичного с ней класса. Двигатели Глушко с тягой в 740 тонн, действительно, превзошли двигатели фон Брауна, которые имели тягу «всего» в 695 тонн. Однако двигатель Глушко был четырехкамерным, в отличие от однокамерного двигателя Брауна, и случилось это тоже 20-ю годами позже.

Август 2016

 

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s