Загадка неприкасаемости Хиллари Клинтон

Clinton-

 

Александр ГрантАлександр Грант

 

С неделю назад New York Times сообщила, что семейный благотворительный Фонд Клинтонов принимал десятки миллионов долларов от стран, которые Госдепартамент обвинял в нарушениях прав человека.

Это происходило, когда госсекретарем была Хиллари Клинтон, при которой ее фонд получил больше 10 млн долларов от Саудовской Аравии, а зять бывшего украинского президента Леонида Кучмы Виктор Пинчук с 2006 года пожертвовал в Фонд Клинтонов около 13 млн долларов. В прошлый вторник новое сообщение на эту тему поступило от агентства Associated Press, по данным которого минимум 85 из 154 неофициальных лиц, с которыми встречалась госсекретарь Клинтон, либо были донорами Clinton Foundation, либо обещали поддержать программы этого фонда. В общей сложности, сообщило АР, доноры пожертвовали фонду 156 млн долларов, причем минимум 40 человек дали больше чем по 100 тысяч каждый и 20 человек — больше чем по миллиону. При этом руководитель Clinton Foundation Лора Грэм за два года оставила больше 150 телефонных сообщений Шерил Миллс, старшему помощнику госсекретаря Хиллари Родэм Клинтон, которая сейчас претендует на Белый дом в качестве 45-го президента США, при этом кочуя от скандала к скандалу.

«То, что Хиллари Клинтон лжет, сейчас неоспоримо, — написал в среду обозреватель Джон Подгорец. — Более того, неоспоримым стало то, что люди, дерзающие утверждать, что она лжет, почти наверняка тоже лгут, хотя, возможно, самим себе для поднятия духа. Для апологетов Хиллари проблема в том, что лжет она так невероятно грубо. Изящная ложь Билла прикрывает его защитников, а убогая ложь Хиллари вынуждает ее защитников выглядеть дураками».

Тому в истории Хиллари Клинтон мы слышим тьму примеров. Сначала стало известно, что две главные помощницы госсекретаря Клинтон — Шерил Миллс и Хума Абедин — были посредницами между Госдепартаментом и семейным Фондом Клинтонов, оказывая госдеповские услуги донорам этого фонда. Затем в июле Клинтон заявила: «Нет абсолютно никакой связи между тем, что я делала как госсекретарь, и Фондом Клинтонов».

В минувший вторник агентство АР сообщило, что больше половины неофициальных встреч, которые проводила госсекретарь Клинтон, были с донорами ее фонда. Хиллари заявила, что никогда не отправляла со своего сервера документы с грифом секретности, хотя директор ФБР опроверг это. Она заявила, что, по ее мнению, все ее «емельки» автоматически копировались служебным сервером Госдепартамента, а потому их можно было уничтожить, хотя эта практика появилась через два года после отставки Madame Secretary.

В июле прошлого года Хиллари Клинтон заявила, будто никогда не получала повесток с требованием представить Конгрессу свои «емельки», но на следующий же день конгрессмен Трей Гоуди, возглавлявший спецкомитет Палаты представителей по расследованию теракта в Бенгази, сообщил, что лично делал это, хотя не придавал огласке.

Можно, наконец, вспомнить прошлое, когда 20 лет назад платежные документы юридической компании Rose Law Firm в Арканзасе, где раньше работала адвокат Хиллари Клинтон, оказались в шкафу жилых покоев президентской семьи в Белом доме, пролежав там два года. По утверждению первой леди, эти документы считались пропавшими, хотя Конгресс и федеральные власти требовали их повестками.

Редактор консервативного журнала Commentary Джон Подгорец полагает, что, если такая матерая лгунья, как Хиллари Клинтон, станет президентом и продолжит врать — а жить иначе она не умеет, — «мы не сможем говорить, будто не знали всего этого».

Коллега Подгореца по статьям в газете New York Post Майкл Гудвин взялся за ту же проблему, но с другой стороны, ответив себе и читателям на вопрос: если Хиллари Клинтон постоянно и явно лжет, то почему ее совершенно не тревожат разоблачения?

Можно, конечно, объяснить очередной наезд на Madame Secretary очередным проявлением «обширного заговора правого крыла», но Гудвин копает глубже. Напомнив о последнем сообщении агентства АР, что половина деловых встреч Хиллари Клинтон в Госдепартаменте была с донорами ее семейного фонда, а ФБР только что обнаружило еще 15 тысяч ее «емелек», Гудвин пишет, что вода, конечно, и камень точит, но «чем больше мы узнаём про грязные делишки, тем меньше во всем этом смысла, и, даже если всплывают подробности, основная загадка остается нерешенной».

Действительно, вторит Гудвин Подгорецу, почему Хиллари Клинтон установила у себя частный сервер, зная или, во всяком случае, допуская, что в один прекрасный день это вскроется? Почему она продолжала оказывать услуги донорам своего семейного фонда, если обещала Белому дому не смешивать фонд с Госдепартаментом? Почему, наконец, она рискует победой на ноябрьских выборах, давая Дональду Трампу и его сторонникам повод за поводом называть ее чуть ли не уголовным элементом, которому место совсем в другом, а не в Белом доме?

Ответ на все эти «почему» Майкл Гудвин видит в 2008 году, когда Хиллари Клинтон прогнулась перед Бараком Обамой и тогда же решила, что если 44-м президентом США суждено стать первому афроамериканцу, то после двух его сроков 45-м президентом суждено стать первой женщине, то есть ей. Когда в конце 2008 года при дележе министерских портфелей в новой администрации Хиллари Клинтон согласилась возглавить Госдепартамент, Майкл Гудвин со ссылкой на источник в ее лагере написал, что на этом посту она пробудет только первый срок Обамы, после чего напишет книгу и начнет подготовку к предстоящему президентству.

Простые ответы слишком очевидны: Хиллари хотела разбогатеть и не хотела, чтобы при этом совались в ее дела. Они с мужем полагали, что несостоявшийся импичмент президента Клинтона поставил их над законом и обеспечил пожизненным иммунитетом. Конечно, это слишком простой ответ, и нельзя поверить, что дело только в этом.

«Запомните, — написал Майкл Гудвин, — Клинтоны полны решимости вернуться в Белый дом, что стало бы оправданием их поступков в частной жизни. Победа Хиллари сделала бы эту семью уникальной в истории Америки, поэтому не имеет значения, чем и как они рискуют на этом пути».

И тем не менее этот путь может завести не туда, поскольку он небезгрешен. Казалось бы, зачем им сомнительные доходы, если легальных денег в их семейном фонде более чем достаточно, а прилично прожить можно на гонорары за речи и книги? Ответ кроется в чем-то глубоко потаённом, но, считает Майкл Гудвин, на той же глубине таится бомба, способная взорвать неприкасаемость Хиллари и Билла Клинтона.

«Не могу предполагать, что прячут Клинтоны, — написал Гудвин, — так как мой дар воображения не сравним с их способностями. Они всегда были первыми в искусстве продавать возможности. До них ни один президент не додумался сдавать в прокат Спальню Линкольна».

Конечно, признает Гудвин, он может ошибаться и преувеличивать. «Возможно, — написал он 24 августа в New York Post, — в действительности Клинтоны обычные мошенники, аферисты, которые наслаждаются острыми ощущениями от аферы. Возможно, дело вообще не в деньгах. Но, как это было при Уотергейте, при Берни Мейдоффе или сейчас при Клинтонах, совет всем сыщикам один и тот же: какой бы секрет и как бы глубоко они ни прятали, привести к нему помогут деньги».

 

Еврейский мир

Август 2016

 

Реклама

One comment

  1. Загадка неприкасаемости Хиллари Клинтон, скорее всего, заключается в разгадке, которая в руках у Обамы, то есть властный ресурс и подчиненные ему — свои ребята — назначенцы, у которых есть все шансы сохранить свои теплые места, в случае президентства мадам Клинтон.

    Нравится

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: