Легализация политического радикализма

romney-protester
AP Photo/Lynne Sladky

 

Image result for Noah Rothman is the Assistant Online Editor of Commentary.Ноах Ротман

 

 

 

ОТ ПЕРЕВОДЧИКА:

Американский журналист Ноах Ротман опубликовал в журнале «Комментари», на протяжении почти полувека сохраняющем позицию самого влиятельного неоконсервативного издания в США, примечательную статью, посвящённую девальвации понятия «политический радикализм».

Год за годом левые в средствах массовой информации и в политике объявляли «радикализмом» любой легитимный шаг правых. В тоже время сама администрация президента Обамы легко переступала через сложившиеся в США политические нормы, которые её ограничивали. Стоит ли теперь удивляться тому, что, в конце концов, общество перестало чуждаться действительно радикальных политических идей.

Ноах описал американскую проблему, но в равной степени, та же ситуация характерна и для Израиля. Чем громче и настойчивее израильские левые обвиняют в радикализме Нетаниягу, Ликуд и другие политические силы, представляющие правый мэйнстрим, одновременно демонстрируя со своей стороны всё более крайние позиции, тем шире растворяют они двери еврейского государства реальному политическому радикализму.

Александр Непомнящий

***

 «Окно Овертона» разверзлось. Все ограды прорваны, а стены рухнули. Заветные политические нормы, испокон веков соблюдавшиеся в Америке, оптом пошли под нож. То, что мы привыкли называть «радикализмом» перестало считаться таковым. Да и вообще, само это слово, полностью утратило всякий смысл. Примерно такого рода рыдания раздаются теперь слева.

Действительно, помимо множества других парадигм, сметённых избранием Дональда Трампа, окончательно растаяло и понятие «политического радикализма». Но демократам, ошарашенным нынешней девальвацией значения слова «радикал», пора осознать, что это — прямой результат их собственной, причём весьма эффективной деятельности.

Image result for победа трампаНет никаких сомнений в том, что обещанные Дональдом Трампом накануне выборов политические изменения (посмотрим, сколько из них он и в правду осуществит, когда займёт свою должность) являются отходом от принятой в прошлом практики.

Если Трамп на самом деле инициирует жёсткий торговый протекционизм, обещанный им на предвыборных митингах, включая введение особого налогообложения для компаний, использующих аутсорсинг или переносящих свою деятельность за пределы США, если кардинально изменит американскую внешнюю политику, все эти действия, несомненно, будут являться радикальными шагами.

Дональд Трамп и сам использовал термин «радикальный», подбирая слово, которое выразило бы его подход в отношении намерения досконально проверять мусульманских иммигрантов, стремящихся попасть в США. Возможно, из-за того, что это стало некоторым отступлением от его первоначального революционного предложения полностью запретить мусульманам иммиграцию и даже туризм в США, употребление подобного термина уже не привлекло особого внимания.

Image result for барри голдуотерОтметим, что с тех пор, как республиканский кандидат Барри Голдуотер провозгласил в 1964 году, что «радикализм в защиту свободы – не порок», ни один видный республиканец не позволял себе озвучивать с такой лёгкостью, как это сделал Трамп столь радикальную и бескомпромиссную позицию.

Трамп преуспел. «Радикализм» перестал быть неприемлемым отклонением, напротив, превратившись в инструмент исправления кризисной ситуации, а это именно то, что Трамп и обещал.

И всё же, все те, как справа, так и слева, кто вполне легитимно опасается превращения невоздержанности или даже фанатизма в норму, не спешите сходу винить Трампа и его избирателей.  Вся вина лежит исключительно на левых.

Республиканская партия получила большинство в Конгрессе в 2010 году. Однако с  тех пор вы и десяти шагов не смогли бы пройти, без того, чтобы не услышать в адрес республиканцев оскорбительное прозвище «радикалы».

Без тени сомнения, демократы и их союзники в СМИ слаженно клеймили отработанным на фокус-группах хлёстким ярлыком «радикализм» всё, что только было связано с Республиканской партией. От взглядов по вопросам налогообложения, до позиции в отношении защиты окружающей среды, от стремления сохранить авторитет исполнительной власти, до оппозиции к закону Обамакер, к слову, сформулированному на редкость неряшливо.  При этом самих республиканцев винили ещё и в том, что они будто бы «радикально отклонились» от норм, принятых в их партии в прошлом.

Создают ваучерную программу для облегчения нагрузки на казну со стороны Медикер?  Явные носители крайних позиций. Не согласны с президентским подходом к снижению подоходного налога? Очевидные экстремисты. Интерпретируют результаты выборов в Конгресс как мандат, данный обществом выступить против повестки дня президента Обамы? Безусловные радикалы.

Внедрение всех этих лозунгов оказалось на редкость успешным. В обществе закрепилось представление о Республиканской партии, как о «радикалах». Дошло до того, что в 2012 году нашлись республиканцы, сокрушающиеся о том, насколько далеко вправо зашёл на праймериз кандидат Митт Ромни.

Image result for демократическая партия против радикаловРасплатой за победу хитроумных профи по связям с общественностью стало неизбежное соскальзыванию общественного дискурса к всё более грубой риторике и оскорблениям. Задним числом, становиться ясно, что это были предостережения, которыми нам не стоило пренебрегать. Однако на фоне регулярного применения термина «радикал», наклеиваемого левыми на каждого республиканца, реальная опасность нарастающего радикализма осталась незамеченной.

Теперь, восседая на руинах Демократической партии, оставшихся после Барака Обамы, левые упоённо предаются самоанализу. Этого, однако, совершенно недостаточно.

Стоит только взглянуть на то, как политические обозреватели «Хаффингтон пост» Джессика Шульберг и Райан Грим описывают Джона Болтона, в прошлом посла США в ООН, а сейчас одного из кандидатов на должность госсекретаря. Они называют его «радикальным боевиком».

Делать вид, будто ветеран профессионального дипломатического истеблишмента является американским эквивалентом колумбийского террориста из ФАРК — это, по меньшей мере, интеллектуальное бесчестие. Подобная ложь приводит лишь к тому, что воспринимать всерьёз подобных обозревателей становится невозможно.

Размывание определения «политического радикализма» отнюдь не предвещает ничего хорошего. Исключительность США, помимо прочего, зиждется как раз на устойчивости её политики.

Различия между демократами и республиканцами традиционно были относительно умеренными. Эта предсказуемость делала Америку местом для безопасных, надёжных инвестиций.  И как следствие, обеспечивало процветание общества.

Только тогда, когда левые покончат с демонизацией политики, с которой они не согласны, утверждая, что она не соответствует американским нормам, реальное определение «радикализма» будет восстановлено. Это само по себе, конечно, не удовлетворит желание общества увидеть революционные изменения в политических процессах, не задумываясь об их последствиях для американской стабильности, но это станет началом восстановления утерянных норм.

 Ноябрь 2016

Оригинал
Перевод Александра Непомнящего

 

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s