Почему незаконны антиизраильские резолюции ООН

onu-5
 Вячеслав Снегирев

 

Деятельность ООН уже давно не соответствует целям и принципам, провозглашённым при её создании. Эта организация превратилась в контору по облачению личных интересов в одежды международного решения.

Её деятельность характеризуется предвзятостью, а принимаемые решения наполнены ангажированностью.

 Зашкаливаемый уровень антисемитизма в структурах ООН, заведомо определяет тональность отношения к Государству Израиль. Отбрасывая любые аргументированные доводы и здравый смысл, ООН словно конвейер, штампует антиизраильские резолюции.

Принимая, казалось бы, ничего не значащие и ни к чему не обязывающие решения, за семьдесят лет ООН сформировала внушительный массив антиизраильского досье, которое периодически пытаются превратить в обвинительный материал.

Ярким примером враждебности к Израилю, стало принятие Резолюции СБ ООН №2334 от 23 декабря 2016 года, содержание которой направлено на нанесение ущерба безопасности Государства Израиль.

Данное решение было подвергнуто осуждению со стороны ряда авторитетных политиков, в том числе и нынешнего Президента США Дональда Трампа. Но несмотря на это, на сегодняшний день оно продолжает оставаться в силе, а на его основе подготавливаются очередные антиизраильские выпады.

Особую озабоченность вызывает обстоятельство отсутствия правового механизма отмены такой резолюции. Любая же инициатива, направленная на принятие новой резолюции (отменяющей Резолюцию 2334), прогнозируемо будет заблокирована в СБ ООН.

Сложившаяся внешнеполитическая обстановка требует поиска нестандарного решения, способного сломить нарастающий негатив.

Подготовленная мной статья содержит вариант решения, реализация которого не только полностью обнулит всё антиизраильское «наследие» ООН, но и инициирует пересмотр других решений ООН, со стороны государств, чьи интересы каким-либо образом были ущемлены в этой организации.

Я считаю, что смог представить обоснование незаконности Резолюции СБ ООН №2334. Приведённые мной доводы дают основания для изобличения в несостоятельности практически все принятые в отношении Израиля резолюции СБ.

Международно-правовое оформление и дальнейшая реализация фактов и доказательств, изложенных в этой статье, активизирует обрушение всего антиизраильского досье ООН.

Приведённое обоснование незаконности решений СБ, по принципу домино, также запустит процесс делегитимации антиизраильских резолюций ГА (Генеральной Ассамблеи) ООН, которые в большинстве случаев принимались с опорой на ранее принятые документы СБ.

Предложенная в статье идея несомненно получит политическое развитие.

Показанный механизм делегитимации резолюций СБ бесспорно заинтересует другие государства, испытывающие предвзятость со стороны ООН. И такой процесс будет только нарастать.

Итак, я утверждаю: резолюция СБ ООН №2334 от 23 декабря 2016 года является заведомо незаконной, так как её принятие было осуществлено в нарушение положений Устава ООН.

Требование Устава ООН таковы, что резолюция СБ может считаться принятой только в том случае, если за её принятие проголосовали все пять постоянных членов СБ.

Если же хоть один из пяти постоянных членов СБ воздержался при голосовании (равно как и проголосовал против или отсутствовал на заседании), то вне зависимости от количества поданных за резолюцию голосов непостоянных членов СБ, принятие такой резолюции становится невозможным.

Так как при голосовании по данному решению США воздержались, то у СБ не было никаких оснований объявлять резолюцию принятой.

Однако, СБ объявил о её принятии. Это произошло потому, что в течении многих лет СБ по своему интерпретирует условия принятия резолюций, а в основание такой незаконной интерпретации ставит норму, искажённую в результате служебного подлога.

Подобная практика СБ продолжается десятилетия и уже превратилась в некую «сложившуюся традицию». Теперь же, когда она стала выходить за рамки дозволенного, её нужно прекратить, а всё накопленное в результате такой деятельности антиизраильское наследие ООН, делегитимировать и обвалить.

Около половины всех резолюций СБ ООН являются недействительными с момента их принятия.

В любое время и любое государство может отказаться выполнять решения СБ, по причине их несоответствия Уставу ООН.

Несостоятельность и ничтожность этих резолюций, исходит от итогов голосований по ним в СБ, результаты которых не отвечают условиям, распространяющимся на принятие подобных решений.

Image result for устав оонСразу же необходимо пояснить, что обоснование незаконности упомянутых выше резолюций, возможно осуществить только лишь на основании русского, французского и испанского текстов Устава ООН, которые между собой, а также и с английским текстом, являются аутентичными.

Image result for устав оонИспользование английского текста не представляется возможным, так как в нём имеется весьма существенное расхождение с другими текстами Устава ООН.

Особо настораживает тот факт, что такое расхождение присутствует именно в той статье Устава ООН, содержание которой было названо основой, фундаментом ООН, а её включению в Устав ООН предшествовала колоссальная экспертная и разъяснительная работа.

При таком пристальном внимании к содержанию статьи со стороны организаторов Сан-Францисской конференции 1945 года, вряд ли ошибка могла быть следствием халатности исполнителей.

Сравнение статьи 27 Устава ООН во всех четырёх текстах, показывает, что в пункте 3 статьи 27 английского текста отсутствует слово «всех» (all). В то время, как в текстах на других языках (например, в варианте на русском языке) это слово присутствует.

В русском, французском и испанском текстах Устава, фраза в пункте 3 статьи 27 имеет следующий смысл — «включая совпадающие голоса всех постоянных членов Совета Безопасности», в английском же тексте, из-за отсутствия слова all, фраза приобретает иное значение – «включая совпадающие голоса постоянных членов», то есть не всех постоянных членов, а, например, двух.

Важно отметить, что в других статьях английского текста Устава ООН (о чём будет сказано ниже), где составителям очевидно было очень нужно, чтобы под определённой фразой понимались именно все постоянные члены СБ, слово «всех» (all) присутствует и полностью совпадает с текстами Устава ООН на других языках.

Имел ли место служебный подлог, а также почему в пункте 3 статьи 27 Устава должно было находиться слово «всех» (all) и то, какой смысл вкладывался в данную статью при формировании Устава ООН, во время проведения Сан-Францисской мирной конференции 1945 года, я разъясню ниже.

Следует указать, что наличие в английском тексте расхождения с текстами Устава на других языках, нисколько не осложняет процесс изобличения незаконности ряда резолюций СБ. Так как в соответствии со статьей 111 Устава, все его тексты являются между собой аутентичными, то доказательства будут приводиться на основании французского, русского и испанского текстов.

Таким образом, любые попытки оппонентов заявить о приоритете английского текста Устава в отношении текстов на других языках, являются заведомо ничтожными.

Резолюция СБ ООН может считаться принятой только в том случае, если за её принятие проголосовали все пять постоянных членов СБ. Во всех иных случаях, резолюция не может считаться принятой, а соответственно и не является законной.

В соответствии с пунктом 3 статьи 27 Устава ООН, решение Совета Безопасности (за исключением процедурных вопросов) считается принятым, если за него поданы голоса девяти членов Совета, включая совпадающие голоса всех постоянных членов Совета.

Очень важно обратить внимание на словосочетание «совпадающие голоса всех постоянных членов», так как оно является ключевым в этой норме, и именно оно определяет главнейшее условие, соблюдение которого даёт СБ право считать, что резолюция принята.

Условий, дающих основание считать резолюцию принятой, всего два.

Первое: за резолюцию должно быть подано минимум девять голосов членов СБ.

Второе: из этих девяти голосов, пять голосов должны быть от постоянных членов СБ и, как сказано в Уставе ООН, голоса этих постоянных членов должны быть «совпадающими». То есть, все пять постоянных членов СБ должны участвовать в голосовании и все пять должны проголосовать за резолюцию.

Но, несмотря на чётко сформулированное Уставом ООН требование, в СБ интерпретирует эту норму по-своему.

Под словосочетанием «совпадающие голоса всех постоянных членов» там понимают не голоса всех пяти постоянных членов, а только лишь голоса тех постоянных членов, которые участвуют в голосовании.

При таких обстоятельствах не особо удивляет факт появления расхождения в текстах Устава ООН именно в этой статье.

Image result for совбез оон
Голосование СБ ООН

Интерпретация СБ незаконна и абсурдна по двум причинам, и все эти причины изложены в Уставе ООН.

Во-первых, если бы Устав ООН подразумевал, что при голосовании в СБ учитываются позиции лишь участвующих в голосовании постоянных членов, то в его нормах об этом было бы недвусмысленно сказано, точно также как это было сделано по отношению к ГА.

Так, в статье 18 Устава ООН, расписывающей процедуру голосования в ГА, чётко указан иной вариант принятия решений по итогам голосования, а именно, за основу при подсчёте берётся не общее количество членов ГА, а лишь «присутствующих и участвующих в голосовании».

Применительно к решениям СБ такой процедуры в Уставе ООН не установлено, а чётко зафиксировано, что при голосовании, голоса всех постоянных членов СБ должны совпадать.

Во-вторых, то, что под словосочетанием «всех постоянных членов» подразумеваются все пять постоянных членов СБ (а не только участвующие в голосовании), доказывает норма изложенная в главе 18 Устава ООН.

В статье 108 записано, что «поправки к настоящему Уставу вступают в силу для всех Членов Организации, после того как они приняты двумя третями голосов членов Генеральной Ассамблеи и ратифицированы, в соответствии с их конституционной процедурой, двумя третями Членов Организации, включая всех постоянных членов Совета Безопасности».

Также, в пункте 2 статьи 109 изложено, «любое изменение настоящего Устава, рекомендованное двумя третями голосов участников Конференции, вступит в силу по ратификации, в соответствии с их конституционной процедурой, двумя третями Членов Организации, включая всех постоянных членов Совета Безопасности».

По своему содержанию, статьи 27, 108 и 109 Устава ООН имеют сходный контекст. В них разъясняется роль постоянных членов СБ в процедурах, требующих их участия в голосованиях. В статье 27 описываются действия постоянных членов при голосовании в СБ, а в статьях 108 и 109 изложена роль постоянных членов в голосовании ГА при внесении изменений в Устав ООН.

Во всех этих статьях (27, 108 и 109) имеется словосочетание «всех постоянных членов Совета Безопасности», которое, находясь в тексте одного нормативного акта, может иметь только одно, единственное, распространяемое на все статьи документа, значение.

В статьях 108 и 109 под словосочетанием «всех постоянных членов Совета Безопасности» подразумеваются все пять постоянных членов. Это отчётливо было продемонстрировано при проведении мероприятий, направленных на внесение изменений в Устав ООН.

17 декабря 1963 года, ГА приняла Резолюцию №1991, которой вносились поправки в статьи 23, 27 и 61 Устава ООН. Результаты голосования показали, что из пяти постоянных членов СБ только Китай поддержал данные изменения, СССР и Франция проголосовали против, а США и Великобритания – воздержались.
Однако, несмотря на то обстоятельство, что только один постоянный член СБ поддержал вводимые резолюцией изменения, для того, чтобы эти поправки вступили в силу, ООН потребовалось ждать, когда все пять постоянных членов ратифицируют эти изменения. То есть ждать, когда будут выполнены, изложенные в статьях 108 и 109, условия, а именно произведена ратификация «всеми постоянными членами Совета Безопасности».

Несмотря на то, что набралось две трети ратификаций, изменения к Уставу ООН вступили в силу только в тот день, когда США, последние из пяти государств-постоянных членов СБ ратифицировали данные поправки.

Описанным фактом, внося изменения в свой Устав, ООН подтвердила, что словосочетание «включая всех постоянных членов Совета Безопасности», означает только все пять постоянных членов.

Если бы данное словосочетание имело иную интерпретацию, например, ту, какой СБ незаконно подвергает пункт 3 статьи 27 Устава ООН (подразумевает не все пять постоянных членов, а только постоянных членов проголосовавших ЗА), то тогда ООН не требовалась бы ратификация поправок со стороны воздержавшихся постоянных членов СБ – США и Великобритании. Ведь именно голоса воздержавшихся постоянных членов, изымаются из понятия «всех постоянных членов» при голосовании в СБ.

Для того, чтобы окончательно обнажить незаконность и абсурдность применяемой Советом Безопасности интерпретации пункта 3 статьи 27 Устава ООН, необходимо просто сравнить контекст статей 27, 108 и 109 Устава ООН.

Сделав это, не останется никакого сомнения, что имеющиеся в статьях 108 и 109 Устава ООН словосочетание «включая всех постоянных членов Совета Безопасности» по своему значению абсолютно ничем не отличается от словосочетания «включая совпадающие голоса всех постоянных членов Совета», записанного в статье 27 Устава ООН.

Но даже на фоне таких объективных обезоруживающих доказательствах, СБ продолжает по разному интерпретировать одно и то же словосочетание в статьях одного нормативного акта.

Может быть, имеющееся в статье 27 и отсутствующее в статьях 108, 109 словосочетание «совпадающие голоса» даёт СБ какое-нибудь основание?

Но и здесь правовые и исторические документы не оставляют СБ никакой возможности обосновать незаконно применяемую ими интерпретацию Устава.

Related image
A. Громыко подписывает учредительные документы ООН от имени СССР

То, какой смысл и значение было вложено в пункт 3 статьи 27 при подписании Устава ООН, отчётливо видно в содержании документов Конференции Объединённых наций в Сан-Франциско, проходившей с 25 апреля по 26 июня 1945 года, по итогам которой и была создана ООН.

7 июня 1945 года в рамках работы Конференции, было издано Заявление делегаций четырех приглашающих правительств о порядке голосования в Совете Безопасности (Заявление). Содержание данного Заявления образовало так называемую «ялтинскую формулу голосования в СБ» и было включено в статью 27 Устава ООН.

Данное Заявление являлось официальным комментарием о содержании и смысле этой статьи, который был подготовлен СССР, США, Великобританией и Китаем, для всех остальных государств-учредителей ООН.

Этот документ окончательно проясняет и доказывает, что резолюция СБ может считаться принятой лишь только тогда, когда за её принятие проголосуют все пять постоянных членов СБ.

В первом же пункте данного Заявления, после описания того, что следует понимать под первой группой решений, следует разъяснение о порядке голосования в СБ, необходимого для принятия таких решений.

В пункте 1 этого документа, записано: «Ялтинская формула предусматривает, что первая группа решений будет приниматься квалифицированным голосованием, то есть голосами семи членов, включая совпадающие голоса пяти постоянных членов».

После сравнения данного разъяснения и формулировки о голосовании, изложенной в пункте 3 статьи 27 Устава ООН, не остаётся никаких сомнений, что в 1945 году, разрабатывая статью 27 Устава ООН, фразу «включая совпадающие голоса всех постоянных членов», государства-учредители понимали так, как она изложена в пункте 1 Заявления, то есть «включая совпадающие голоса пяти постоянных членов».

Окончательно, такое утверждение доказывается пунктом 9 Заявления, в котором конкретизируется содержание формулировки, изложенной в пункте 1. Там записано:

«…для того чтобы принятие решений Советом Безопасности по большинству голосов было возможным, единственным практичным методом будет предусмотреть в отношении непроцедурных решений единогласие постоянных членов плюс совпадающие голоса по крайней мере двух непостоянных членов».

То есть, данный пункт, развивая положения пункта 1 Заявления, подтверждает, что фраза «совпадающие голоса пяти постоянных членов» обозначает «единогласие постоянных членов».

Следовательно любое непроцедурное решение СБ ООН может быть принято только при условии, что за его принятие проголосуют единогласно все пять постоянных членов.

Уставом ООН предусмотрен (и это было разъяснено в Заявлении) только единственный случай, когда постоянный член, воздержавшийся при голосовании в СБ, не нарушает единогласие постоянных членов СБ.

Такой вариант допускается, когда постоянный член СБ сам является стороной спора, по которому принимается решение. Воздержаться от голосования становится его обязанностью.

Во всех остальных случаях, для принятия резолюции при голосовании должно быть единогласие всех пятерых постоянных членов СБ.

Международно-правовое оформление и последующая реализация аргументов изложенных в докладе прогнозируемо породит в СБ заявление о семидесятилетней практике применения существующего порядка принятия резолюций. Чтобы сохранить статус-кво, заинтересованные стороны поспешат выдумать доводы об «уникальности и неизменности» имеющихся «традиций» в деятельности СБ.

Но подобранные факты и представленные доказательства не только заблокируют такие доводы, но и поставят СБ в положение «цугцванг», то есть, в ситуацию, когда любое его действие, направленное на обоснование происходящего самоуправства, приведёт к ухудшению имеющихся у него на сегодняшний день позиций.

Устав ООН — это международный договор. И, как уже говорилось выше, используемый в документе термин, может иметь только единственное, распространяемое на весь нормативный акт, значение.

Данное обстоятельство требует от СБ дать конкретный ответ о том, какая интерпретация словосочетания верна: в статье 27 (где СБ под этим термином понимает только постоянных членов СБ участвующих в голосовании) или в статьях 108 и 109 (где СБ соглашается, что этот термин означает все пять постоянных членов СБ).

Если СБ будет настаивать на том, что фраза «всех постоянных членов СБ» означает только голоса постоянных членов участвующих в голосовании, как это незаконно делается при применении статьи 27 Устава ООН, то тогда такая же интерпретация должна будет распространиться на статьи 108 и 109 Устава.

А это значит, что отныне вносить в Устав ООН изменения станет возможным и без обязательной ратификации таких поправок пятью постоянными членами СБ. То есть, СБ больше не будет иметь возможность блокировать внесение изменений в Устав ООН.

Если же СБ согласится, что фраза «всех постоянных членов СБ» означает всех пятерых постоянных членов СБ, как это следует из практики применения статьи 108 и 109 Устава ООН, то этим обстоятельством он признает, что итоги голосования в СБ подводятся в нарушение Устава ООН.

Данное согласие будет означать, что любая резолюция, не получившая при голосовании единогласного одобрения всеми пятью постоянными членами СБ (все пять должны проголосовать ЗА), будет считаться незаконной с момента её принятия.

Какова бы ни была реакция СБ, прежнего положения вещей уже не будет.

Рано или поздно, но поставленные в докладе вопросы запустят реформационные процессы и вынудят СБ принять решение относительно дальнейшего применения статей 27, 108 и 109 Устава ООН.

Ему придётся сделать выбор в пользу той или иной трактовки термина «всех постоянных членов СБ». И делая такой выбор, СБ будет вынужден чем-то пожертвовать: прошлым или будущим.

Жертвой прошлым, а соответственно ставкой на будущее, станет согласие, что обсуждаемый термин означает всех пятерых постоянных членов СБ.

Такое признание будет означать, что около половины резолюций СБ теряют свою легитимность и колоссальная часть международно-правового досье обнуляется. Зато СБ сохранит контроль над процессом внесения изменений в Устав ООН.

Прошлое обрушается, но влиятельное будующее сохраняется.

Если же СБ будет продолжать отстаивать позицию, что словосочетание «всех постоянных членов СБ» не означает единогласие пяти постоянных членов при голосовании, то заинтересованные акторы мировой политики потребуют распространить такое понимание термина и на статьи 108, 109 Устава ООН. Это ознаменует утрату влияния постоянных членов СБ на процедуру внесения поправок в Устав ООН, что неизбежно, путём внесения существенных изменений в Устав ООН, приведёт к пересмотру статуса постоянных членов СБ.

Такое развитие событий лишит СБ будущего, но сохранит накопленный в прошлом массив документов.

Игнорирование изложенных в этой статье фактов породит ситуацию, когда любое государство, требующее реванша на международной арене и неудовлетворившееся достигнутым в ООН результатом, будет всякий раз поднимать эту тему, апеллирую к указанным в докладе обстоятельствам.

Семена реформации ООН уже брошены в почву, и всходы взойдут несомненно.

От редактора: автор готовит перевод данной статьи на английский язык для предоставления на рассмотрение юридической структуры ООН.

Февраль 2017

Специально для 9 канала

 

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s