На пути к истинному американо-израильскому партнерству

ЧТО МОЖЕТ СДЕЛАТЬ ИЗРАИЛЬ, ЧТОБЫ ПОМОЧЬ ВОССТАНОВИТЬ СОЮЗ?

 

Каролина Глик

 

В своем выступлении на этой неделе в Иерусалиме перед участниками Конференции президентов крупнейших еврейских американских организаций, президент Израиля Реувен Ривлин, заявил, что Израиль имеет три внешнеполитических проблемы, перекрывающих друг друга:

1. Отношения с Америкой.

2. Отношения с Америкой.

3. Отношения с Америкой

Image result for reuven rivlin conference usaСуществует много правды в гиперболическом заявлении Ривлина. Безопасность Израиля зависит от его отношений с Соединенными Штатами.

В конце концов, русские и китайцы не будут продавать Израилю истребители. Россия не сможет развивать стратегические отношения с Израилем, даже если бы хотела. Ей иранский союзник не позволит. Что касается Китая, то его меркантильный взгляд на Ближний Восток делает его равнодушным к балансу сил в регионе. Пекин может не питать враждебных намерений в отношении Израиля, но будет действовать враждебно, если увидит, что, благодаря такой враждебности, интересы Китая будут продвигаться.

В то время как Израиль имеет право вести работу по диверсификации своих внешних связей, чтобы выйти за пределы узкой сферы своего союза с Соединенными Штатами, факт остается фактом, что за исключением Австралии и Африки к югу от Сахары, США остаются незаменимым союзником Израиля.

К сожалению, сегодня даже на дружелюбную администрацию США нельзя полагаться в обеспечении Израиля долгосрочным потенциалом самозащиты. Израиль сталкивается с силами противника, оснащенными российскими и китайскими технологиями, а также — с российскими войсками в Сирии, которые быстро испытывают способности американских систем в ключевых областях.

До тех пор, пока США прячутся за технологии «восьми шаров», долгосрочная зависимость Израиля от своих военных связей с США будет довольно опасной.

Раньше все было не так. В начале 21-­го века военная мощь Америки была вне конкуренции. С окончанием холодной войны и до окончания века, ни Россия, ни Китай не могли бросить вызов США и их статусу единственной мировой сверхдержавы.

Сейчас все изменилось. Во внушающей беспокойство статье, опубликованной на этой неделе в American Affairs Journal, Дэвид Гольдман подробно описал технологический кризис, в который США погрузились в настоящее время. Гольдман отмечает, что США отстают от русских и китайцев в системах и технологиях противовоздушной обороны, в ракетной технологии, в частности, гиперзвуковых ракет, подводной войне, кибервойне, технологиях и возможностях спутникового перехвата.

Для того, чтобы преодолеть разрыв и опередить китайцев и русских, утверждает Гольдман, США должны инициировать крупные, финансируемые правительством программы исследований и разработок. В эпоху после холодной войны, сокрушенно отмечает Гольдман, американцы забыли, что они когда- либо были уязвимы, что их победа над СССР не была ничем, кроме предопределения.

Реальная история, напоминает Гольдман, была совершенно иной. Победа США в холодной войне была результатом сознательных решений лидеров США опередить советскую технологию после того, как американская технология оказалась отсталой. В 1957, американцы отреагировали на запуск СССР искусственного спутника Земли интенсивной программой освоения космического пространства. Эта программа, которая получила щедрое федеральное финансирование, покончила с преимуществом Советов в авиационно­космической технологии за одно десятилетие.

Во время Войны Судного дня 1973 года американцы поняли, что египетский успех в уничтожении израильских самолетов над Синаем в первые дни войны, означал, что советские ракеты класса земля­-воздух, которые выставил Египет, нейтрализовали воздушное превосходство США.

Американцы поняли, что технологическое преимущество Советов говорит о том, что они могут выиграть наземную войну в Европе. Вследствие этого, говорит Гольдман, США начали разрядку, чтобы предотвратить войну в Европе. В то же время, американцы начали развивать технологии, чтобы победить Советы. Последовали массивные государственные инвестиции в оборонные исследовательские программы.

Десять лет спустя, Рональд Рейган объявил о Стратегической оборонной инициативе. Советы поняли, что они не могут конкурировать, и восемь лет спустя, СССР развалился. Американцы были не единственными, кто отреагировал на потери Израиля в воздухе в 1973 г. масштабными инвестициями в оборонные исследовательские программы, направленные на ликвидацию технологического преимущества России с ее ракетами земля-воздух. Израиль отреагировал на свою видимую уязвимость путем развития электронных средств ведения войны для нейтрализации советских батарей земля-­воздух.

Как вспоминает Гольдман, в 1982г. Израиль пприспособил американские авиационные платформы F­16 и F­15, которые были впервые использованы в боях в Ливанской войне, к своим собственным отечественным электронным системам ведения войны.

Освоившись, Израиль уничтожил в Сирии построенные Советами батареи «земля­ воздух» в ошеломительной победе воздушных сил. Если в 1950-­х и 1970­-х, США имели  способность быстро перегруппировать отечественную науку перед лицом технических достижений Советского Союза, то сегодня путь США к восстановлению своих технологических преимуществ менее ясен.

Со времен холодной войны правительство США сократило свои инвестиции в военные исследовательские программы. Согласно Гольдману, сегодня государственные инвестиции США в процентах от ВВП на исследования и разработки, составляют едва ли половину того, что было в 1978. Гольдман печалится по поводу добровольного ограничения Америкой знаний, необходимых для восстановления технологического превосходства над китайцами и русскими. По его словам,

«национальные лаборатории выкорчеваны, а крупные корпоративные лаборатории (в том числе IBM, Bell System, General Electric и RCA среди других), которые в значительной степени способствовали оборонным исследованиям и разработкам в период «холодной войны», больше не существуют.

В рамках сокращающегося оборонного бюджета на исследовательские программы, непропорционально большая доля была отведена на F-35, плохо разработанную и реализованную систему вооружений по самой высокой цене в истории обороны».

И перестроить все это непросто. В течение 25 лет США не только закрыли свои собственные лаборатории, но и мало сделали для того, чтобы поощрить своих граждан к приобретению знаний,  необходимых для их восстановления.

Гольдман отмечает, например, что в настоящее время Китай выпускает в два раза больше докторов наук из своих университетов, чем США.

Это возвращает нас в Израиль. В 1980­-е США с подозрением отнеслись к потрясающим технологическим достижениям Израиля. Америка опасалась, что растущий технологический потенциал Израиля уменьшит его зависимость от США, в то время, как США больше всего заботились о том, чтобы арабские страны оказались в антисоветском блоке и увели Советы подальше от Ближнего Востока.

Конец 2015 г. Министр обороны Израиля М. Яалон обсуждает в Вашингтоне условия финансирования израильского ВПК со стороны США

В прошлом году тогдашний президент Барак Обама, заставил Израиль согласиться на многолетний пакет военной помощи, который в случае его осуществления уменьшил бы независимые технологические возможности Израиля и увеличил технологическую зависимость Израиля от США.

В то время как пакет помощи увеличивает объем средств, которые Израиль сможет тратить на американские системы с $3,1 млрд. до $3,3 млрд. в год, этапы сделки отменяют право Израиля использовать четверть средств на свои системы, созданные внутри страны.

Пакет помощи Обамы также лишает Израиль и Конгресс возможности инициировать совместные проекты для решения новых задач по мере их возникновения. Короче говоря, соглашение Обамы гарантирует Израилю потерю способности действовать самостоятельно и усиливает зависимость от доброй воли и технологий США в обозримом будущем. Это возвращает нас к быстро исчезающему технологическому преимуществу США. В отличие от США, Израиль использовал прошлое поколение для разработки передовых технологических возможностей практически во всех областях, где американцы отстают от своих конкурентов. В этих условиях военная помощь Обамы оказывается плохой не только для Израиля. Она плохая для США.

Израиль может помочь США компенсировать их нынешние научные недостатки. Израильские технологические инновации могут помочь США восстановить их независимые возможности и опередить своих конкурентов намного быстрее, чем они смогут это сделать самостоятельно. Партнерство исследовательских оборонных программ с Израилем также согласуется с видением Трампа возобновления роли США в мировых делах.

Как заявил на этой неделе министр обороны Джеймс Маттис союзникам США по НАТО, США не будут продолжать нести груз защиты Запада своими силами. Они хотят, чтобы их союзники были их партнерами, а не их иждивенцами. По словам Маттиса,

Image result for джеймс матис нато«Америка будет выполнять свои обязанности, но если ваши страны не захотят видеть умеренность Америки в отношении ее приверженности альянсу, каждая из ваших столиц должна будет продемонстрировать поддержку нашей общей обороны».

В начале этого месяца, проф. Гилель Фриш опубликовал краткий документ для Центра BESA при Бар­ Иланском университете, который подтверждает полную нечестность утверждения, что Израиль является крупнейшим получателем американской военной помощи. Фриш отметил, что американская военная помощь Японии, Германии, Италии и Южной Корее намного превышает помощь Израилю. Все эти государства получают военную помощь от США в форме постоянного присутствия американских войск, которые были направлены на их территорию для их защиты.

С другой стороны, Израиль получает помощь только в военной технике. Никакие активы США не находятся под угрозой, и никакие силы США не обязаны защищать Израиль. И для США финансовое бремя первых намного выше, чем финансовое бремя Израиля.

Трамп заинтересован в таких государствах, как Япония и Германия, преобразующих свои стратегические отношения с США от отношений, основанных на зависимости, на партнерские отношения, путем увеличения своих военных расходов.

Израильское технологическое и инновационное мастерство показывает, что все, что касается израильской обороны, должно быть основано США в своих отношениях с Иерусалимом на дополнительных возможностях сторон.

Америка и Израиль должны отменить пакет военной помощи Обамы и заменить его партнерством, основанным на финансировании США израильских оборонных исследовательских проектов, направленных на разработку систем и технологий вооружений, которые требуются как США, так и Израилю. В сделке должны быть предусмотрены условия для сторон по использованию технологий с третьими сторонами, и их право использовать технологии, разработанные Израилем с капиталом США для гражданских коммерческих целей. Израилю должно быть разрешено приобретать американские платформы, основанные на разработанных Израилем технологиях.

Такое партнерство позволит Израилю гарантировать, чтобы его постоянная зависимость от США не поставила его в невыгодное положение по отношению к его врагам, таким как Иран, которые могут приобретать современные системы вооружений у России и Китая. Такое партнерство обеспечило бы, чтобы и США, и Израиль располагали системами, которые им нужны для опережения китайских и российских технологических достижений и разработки систем вооружения, необходимых им для победы в завтрашних войнах.

В своих выступлениях перед Конференцией президентов, Ривлин выразил обеспокоенность тем, что Израиль стал узкопартийным футболом в американской политике. Его озабоченность не беспочвенна. Предполагая, что зависимость Израиля от США будет фиксированной переменной в обозримом будущем, Израиль должен рассмотреть наилучший способ гарантии того, чтобы альянс продолжал действовать, независимо от партийных привязанностей будущих президентов. Лучшим способом обеспечить устойчивость американо­-израильского альянса с течением времени является превращение Израилем своей военной зависимости во взаимовыгодный альянс с США.

Новые военные отношения, основанные на совместном развитии технологий, а не покупки Израилем американских платформ, являются наилучшим способом достижения этой цели на благо обеих стран.

 

Перевод: Miriam Argaman                                                           Источник
Опубликовано в блоге «Трансляриум»

Март 2017

 

Реклама

2 comments

  1. Толковая статья. И кроме всего прочего, дала информацию о том, сколько сил вложили Обама и Клинтон в разрушение собственной военной машины. Разумеется, никакой угрозы существованию США не существует, благодаря их ядерному арсеналу, но в борьбе за влияние на планете, техническая отсталость обязательно проявится в локальных войнах, а вместе с ней — уплывет авторитет передовой державы.

    Нравится

  2. Как всегда, статья Каролины Глик глубокая и информативная. Напомню только, что поставки вооружений из США — это не единственное, чем США обеспечивают выживание Израиля. Не менее важно, чтобы США препятствовали международному эмбарго на импорт в Израиль промышленных изделий и сырья, которых нет в Израиле. В Израиле есть мозги, появился даже природный газ, но нет, например, металлургических, цветмет-заводов, авто-заводов и сырья для них.
    А к цитате из статьи (ценной статьи) Давида Гольдмана следует добавить, что в 1982 году в ходе операции «Арцав» в Ливане израильские F15 и F16 сбили 82 сирийских самолета (не потеряв ни одного своего) после того, как расположенные там советские системы ПВО были уничтожены с помощью израильских беспилотников.

    Нравится

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s