Политики тоже люди

 

 

После того как Эрдоган стал президентом Турции, разгромил оппозицию и взялся за террористов, каковыми были объявлены бывшие союзники из движения «Хизмет», многие подумали, что на этом он успокоится. Но нет, последние его действия показывают, что это не так. Во-первых, ему стали тесны рамки страны, и он ввязался в сирийское многоборье в качестве одного из борцов, о чем мы сегодня говорить не будем. А во-вторых, буквально на днях решил сделать то, что ему делать не следовало бы. Он приступил к активизации турецких общин в Европе. Об этом и поговорим.

О беженцах в европейских странах знают все. Знают, что это люди из стран, находящихся в состоянии войны и разрухи. Турция ни к тем, ни к другим не относится. Откуда же в Европе турки? И с каких пор?

Чтобы ответить на эти вопросы, следует вспомнить, что Османская империя часто принимала весьма активное участие в европейских делах. Достаточно сказать о том, что в попытках расширить свою территорию за пределы севера Балкан она дважды осаждала Вену: в 1529-м и 1683 годах. После отступления большое количество турок осело на местах боевой славы. Они не только жили-поживали, но и служили в армиях европейских монархов.

История сохранила сообщения о том, что в 1731 году герцог Курляндии выделил два десятка гвардейцев турецкой, как говорится, национальности королю Фридриху Вильгельму I, и о службе целой тысячи солдат-мусульман в прусской кавалерии.

Image result for фридрих великий туркиУже тогда над Европой забрезжила заря мультикультуризма. В 1740 году Фридрих Великий писал:

«Все религии равны и хороши, если их приверженцы являются честными людьми. И если бы турки и язычники прибыли и захотели бы жить в нашей стране, мы бы и им построили мечети и молельни».

И действительно, турецким гвардейцам выделялись молельные комнаты по воскресеньям, а когда в этом возникла необходимость, в Берлине было устроено турецкое кладбище, и в 1866 году там была, так сказать, сдана в эксплуатацию и мечеть.

Потом было установление дипотношений, подписание торговых договоров, и началось взаимное перемещение людей и товаров между Османской империей и немецкими государствами.

Масштабная же миграция турецких подданных в Германию началась в шестидесятые годы прошлого века. Сложилось так, что Западная Германия испытывала сильнейший дефицит рабочих рук, тогда как в Турции наблюдался их переизбыток. Первые 7116 турецких рабочих прибыли в Германию в 1961 году.

На сегодняшний день разные оценки дают от двух с половиной до четырех миллионов человек турецкого происхождения, проживающих на территории этой страны. Сначала предполагалось, что рабочие будут меняться на основе ротации, но со временем они начали оседать там, где работали, начался процесс воссоединения семей, и теперь можно говорить о том, что в Германии, как и в Европе вообще, сложилось сообщество этнических турок, не планирующих возвращаться на родину, хотя и сохранивших турецкое гражданство и культурно-религиозные связи с Турцией.

 

Image result for adem kumcuАдем Кумчу – доктор наук Амстердамского университета, специализирующийся на социологии и региональной экономике. Он возглавляет Европейско-турецкую конфедерацию бизнеса, самую крупную организацию предпринимателей. Он говорит:

«Для начала мы будет бороться с мифом о возвращении. Надо четко понимать, что мы приехали сюда, чтобы здесь остаться. Мы знаем, что сегодня наша Европа сталкивается с серьезными проблемами не только в сфере экономики, но и на почве социального согласия между живущими вместе общинами, а следовательно, возникает сомнение в нашей способности предпринимать коллективные действия на благо всех».

Из этих слов можно понять, насколько массово проникновение неевропейцев в европейские дела и насколько серьезными могут быть последствия. Я говорю о том, что может произойти в случае использования этих масс в целях, отличных от «социального согласия» и «блага всех».

А вот и одна из таковых целей: в середине апреля в Турции должен состояться референдум по поправкам в конституцию, предусматривающим введение президентской формы правления. Почти три миллиона избирателей, проживающих вне страны, показались Эрдогану совсем не лишними, и он начал пропагандистскую кампанию среди них так, будто это жители не суверенных европейских государств, а турецких провинций, с митингами и выступлениями на них турецких министров.

Вполне возможно, что лет пять-семь назад такие митинги и состоялись бы. Но теперь Европа узнала, что такое миллионы пришельцев, носителей чуждой культуры, а скорее, бескультурья. Европейцы почувствовали, на что способны даже неорганизованные их толпы.

И в этих условиях попытки лидера мусульманской страны, пусть и частично европейской, входящей в НАТО и претендующей на вступление в Евросоюз, но все-таки мусульманской, организовать в Европе митинги граждан Турции, посвященные ее внутренним делам, с участием турецких министров, вызвали у руководителей европейских государств реакцию отторжения. В стороне осталась лишь Франция, но что ей было делать, когда по самым осторожным оценкам 10 процентов ее населения – мусульмане?

Image result for турецкого министра не пустила голландия
Фатма Бетюль Сайян Кайя — министр турецкого правительства, депортированная из Нидерландов

Трудно сказать, ожидал ли Эрдоган такой реакции, какой она оказалась. Когда митинги запрещались, приезд турецких официальных лиц для участия в них объявлялся нежелательным, а протесты представителей турецкого электората подавлялись полицией. В любом случае президент получил то, что хотел. Он хотел знать, можно ли манипулировать массами европейских турок. И получил подтверждение: да, можно.

Вряд ли Эрдоган пойдет на обострение конфликта. История со сбитым российским самолетом свидетельствует, что и в Европе он попытается разыграть «многоходовочку», разменивая одно на другое. Сейчас даже не важно, каким будет результат. Главным было произнести слова: «травят моих людей собаками» и «дорого заплатят».

Наличие за пределами страны больших масс подданных, обижаемых местными властями, неоднократно обыгрывалось в прошлом самыми разными правителями. И не только обыгрывалось, но и использовалось в качестве повода для вмешательства.

Совсем не обязательно, чтобы обиды были реальными, и не обязательно вмешиваться с помощью армий. Обиды можно имитировать, а вмешательство осуществлять в виде постоянного давления.

Related imageВозможен и другой исход. Получив вдобавок к миллионам неорганизованных «беженцев» миллионы организованных турецких избирателей, власти европейских государств могут удариться в крайность, противоположную той, в которой они пребывали последние полвека.

Вместо мультикультуризма – психология окруженной крепости. После плакатов: «Мы вас ждем» – надписи: «Чемодан, вокзал и так далее». Все-таки, если говорить честно, многим в Европе пришлось изрядно наступить на горло своим чувствам, делая вид, что присутствие тысяч мигрантов на улицах городов ласкает им душу. А после долгого насилия над собой очень легко сорваться.

Конечно, хотелось бы закончить наш разговор всяческими благопожеланиями. Пусть, мол, мудрость политиков возобладает. А граждане не предадутся злобным мыслям. Тогда, дескать, все кончится хорошо.

Только политики тоже люди. Как и остальные граждане. И ничто человеческое им не чуждо. Но не будем развивать далее тему человеческих качеств. Среди них ведь не только доброта и честность.

kstati

Март 2017

 

 

 

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s