Альтернатива

Игорь Черниховский

В Испании нет памятников Франко, а вспоминать Каудильо добрым словом почитается за дурной тон.

Единственным напоминанием о нём остаётся монумент в Эскориале, дань памяти тем, кто сражался в Гражданской войне по обе стороны фронта. История, вернее, память людская несправедлива и человеку не свойственно анализировать. Он был диктатор, а значит был плох.

Для кого плох, а главное, почему?

И была ли ему альтернатива и какова была она? Этот вопрос, пожалуй, самый главный. Что было бы, если бы не он?

Я, да и не только я, уже много раз говорил, прежде чем осуждать какое-либо историческое событие, подумайте об альтернативе, лучше она или хуже. Да, история, в который раз готов повторить, никогда, или почти никогда, не даёт выбирать между хорошим и плохим. Выбор, как правило, между плохим и ещё хуже, поэтому, не спешите осуждать.

С. Дали. Предчувствие гражданской войны. 1936

Возвращаясь к Франко, скажу, что совершенно очевидно, что выбор был небогат. Либо он, либо коммунисты. Для меня абсолютно очевидно, кто более предпочтителен и по моему скромному мнению, не республиканцам должны стоять памятники по всей Испании, а тому, кто её спас именно от такого развития событий, кто, ценой колоссальных жертв сумел отстоять независимость страны.

Именно независимость, ибо Испания стремительно превращалась в советскую колонию, где тогдашние «ихтамнеты» чувствовали себя как дома.

Image result for franco juan carlos
1975 г. Незадолго до смерти Ф.Франко объявляет своим наследником принца Хуана Карлоса де Бурбона (справа).

Восстание, поднятое генералами против республиканского правительства спасло страну и в конечном счёте дало возможность существовать нынешнему демократическому испанскому государству.

Этот эпизод европейской истории, вообще, весьма поучителен во всех отношениях, ибо предвосхитил многое, что мы видим и сейчас, в современном мире. В частности, полезных идиотов в действии. Зло, оно настолько очаровывает, что вполне разумные люди склонны идти у него на поводу. Республиканцам сочувствовали многие, казалось бы, умнейшие люди той эпохи, например, Хемингуэй. С другой стороны, именно там, в Испании, пришло прозрение к Оруэллу.

Image result for гражданская война в испании
Республиканский плакат с вольной цитатой из светловской «Гренады» о русском крестьянине, воющем на их стороне.

Повторю — единственной альтернативой Франко были коммунисты сталинского разлива, со всеми вытекающими отсюда последствиями. На контролируемых республиканцами территориях был установлен открытый террористический режим с бессудными расправами, пытками, казнями всех, кто мог быть заподозрен в инакомыслии.

У тех, кто воевал в интербригадах отбирались паспорта и они, даже передумав, не могли оставить страну под страхом смерти.

Да и сам по себе выбор не всегда бывает правильным, а последствия его могут сказываться долгими десятилетиями. Когда в августе 17-го года Корнилов повёл войска на Петроград, Временное правительство обратилось за помощью к большевикам, не ведая ещё, чем всё обернётся для страны. О том, что было после, кто, какая альтернатива была предпочтительней, показало время. Последствия Октябрьского переворота мир не может расхлебать и по сей день.

То же самое можно сказать и про генерала Аугусто Пиночета, спасшего Чили от коммунизма. Это событие, всё ещё довольно близкое к нам исторически, по сей день вызывает крайне негативную реакцию у всех «людей доброй воли». Задумайтесь, тем не менее, о всё той же альтернативе.

Image result for картина беломор канал
Худ. П. Белов, 1985 г.

Хотя, о чём это я? Кто сказал, что для нынешних либералов, прочно занявших нишу, освободившуюся от коммунистов после краха СССР, марксистский режим не является более предпочтительным?

Сейчас очень любят вспоминать о репрессиях при Пиночете, взяв с потолка нелепую цифру в 30 тысяч убитых, хотя уже документально подтверждено, что таковых было всего 2 тысячи, да и те были активные противники переворота, пытавшиеся сопротивляться с оружием в руках. Чилийское экономическое чудо — целиком и полностью детище Пиночета, прекратившего маразматические реформы Альенде и проведшего денационализацию промышленности.

Да, бывают случаи, когда оба пути, оба варианта развития событий одинаково плохи. Тому пример Германия 33-го года, когда имелось два возможных пути — либо нацисты, либо коммунисты, в блоке с социал-демократами, что в конечном счёте привело бы к коммунистической диктатуре.

На тот момент Сталин посчитал, что ему выгоднее Гитлер у власти, как тот самый «ледокол революции», который со временем должен открыть путь большевикам на Запад, проложить дорогу для грядущих «освободительных походов». На самом деле, перед теми выборами в Рейхстаг, положение нацистов было довольно шатким, и Гитлер, впоследствии признавался, что на случай неудачи и провала на выборах, всерьёз подумывал о самоубийстве. Сталин спас.

Но ведь и другой вариант был не намного лучше. Он на тот момент не устраивал Сталина стратегически, но был вполне возможен. Победа левых на выборах и красное правительство. Коммунисты, со временем, уверен, разделались бы с социал-демократами, как разделались со всеми попутчиками большевики.

Может быть, эти выборы и явились стратегической ошибкой Сталина, поставившего не на ту лошадку, и как это ни ужасно звучит, пойди история по другому пути, появись тогда в Европе ещё одно красное государство, ещё неизвестно, как бы свободный мир мог противостоять союзу России и Германии. Может быть, именно это и был бы столь желанный Сталиным путь к захвату всей Европы до Ла Манша.

Но есть ещё одно существенное различие между вышеперечисленными случаями и Сталиным. Все они, и Франко, и генерал Корнилов, и Пиночет, и корейский генерал Пак Чжон Хи, и Салазар искали пути выхода страны из кризиса, пути спасения из того тупика, куда её пытались загнать «прогрессивные силы».

И противодействовать этим силам можно было лишь достаточно жёсткими методами. Людям, увы, несвойственно чувство благодарности, они не задумываются о том, что могло бы быть, пойди история иначе. В мире, спасённом, благодаря тем, кого сейчас именуют диктаторами, поминают добрым словом, как мучеников, тех, кто был готов, часто, тоже, из лучших побуждений, погубить страну. Тем большего уважения заслуживает деятельность этих людей, знающих, что им не видать благодарности потомков.

Сталин же, уничтоживший в мирное время миллионы своих подданных, как это ни парадоксально, вспоминается у себя в стране добрым словом. Как грибы растут памятники диктатору. Всё та же несправедливость истории — в Испании увековечивают память республиканцев, в России — того, за кого, в конечном счёте они воевали. А ведь, по сути, это одно и то же. И там, и там.

Image result for испания долина павших
Эскориал. Долина павших. Мемориал памяти гражданской войны. Там же захоронен и Ф.Франко

Увы, не правы те, кто говорит, что история расставит всё по своим местам.

Сталин, по-прежнему, самый популярный политик в стране, которую он погубил.

Те, кто тащил свои страны в пропасть — герои и мученики.

Те, кто их реально спас — диктаторы и тираны.

Подумайте об этом — это неправильно.

Помните об альтернативе.

Плохо или ещё хуже. Иного не дано.

 

Авторский блог

Апрель 2017

 

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s