Qui prodest?

 

Владимир Янкелевич

 

Все было очень мило: гибли люди, горела страна, все решали свои проблемы… Но вдруг благостная картина начала портиться. Пришел «ужасный Трамп», возникла реальная возможность, что США и Россия договорятся, по крайней мере, по Сирии. А это уже катастрофа для главного интересанта — Ирана. 

Более чем за 100 лет до нашей эры, в Риме действовал справедливый и умный судья. Верится с трудом, но история говорит, что и такие бывают. Звали его Луций Кассий Лонгин. Как и любой судья в уголовном процессе, он сталкивался с недостатком информации, но принимать решение ему все же приходилось.

Кассий Лонгин определил способ находить верное решение, благодаря чему остался в истории идеалом умного и справедливого судьи. При принятии решения он использовал принцип: «Никто не решается сделаться злодеем без расчета и пользы для себя». Для того, чтобы установить виновного он стремился найти ответ на вопрос:

— Qui bono? Qui prodest? — то есть, «кому от этого хорошо, кому выгодно»

Несколько позже в работе «Кому выгодно?» и Ленин отдал дань этому подходу:

«Когда не сразу видно, какие политические или социальные группы, силы, величины отстаивают известные предложения, меры и т. п., следует всегда ставить вопрос: “Кому выгодно?”»

Атака викликала у багатьох людей задушення або запаморочення / twitter.com/ConflictsПодход опробован жизнью, давайте его применим к ситуации в Сирии.

То, что 4 апреля 2017 года в г Хан-Шейхуне провинции Идлиб была химическая атака, причем самая крупная, сомнения не вызывает.

Версий огромное количество.

  1. Химическое оружие применяли ВВС Асада.
  2. Химическое отравление является следствием бомбового удара по складу с химоружием оппозиции.
  3. Оппозиция сама себя взорвала, чтобы вызвать огонь мирового сообщества по Асаду.

Есть еще версии, связанные с действиями российских ВКС и так далее.

Наиболее вероятной пока является версия действий ВВС Асада. И вот тут возникает вполне законный вопрос, в чем его выгода, зачем это было нужно?

Военных целей в этой атаке не было и нет, этот вариант даже не рассматривается. Если обобщить все идеи, которыми объясняют действия Асада, то их можно свести к формуле: «Вот такой он злодей и негодяй». Что-то вроде — «скорпион не по злобе кусает, а по природе своей». Интересно, что эту версию продвигают достаточно серьезно.

Но тут упорно твердит свое Луций Кассий, утверждая, что не становятся злодеем без расчета и пользы для себя. А где тут польза для Асада?

Конечно, можно утверждать, что он уже все равно наработал себе судьбу Каддафи, мол ему уже все равно.

«Скучно, девушки!» Никому не все равно. Без смысла и очевидной пользы приближать себя к виселице ему как-то ни к чему.

Идею, что оппозиция сама себя взорвала, скорее всего, заимствовали у авторов, доказывавших, что США сами взорвали Twin Towers. Еще скучнее.

Причину и выгодополучателей нужно искать, рассматривая ситуацию в Сирии.

Действующих лиц там множество, каждый, у кого есть «калашников», уже мнит себя большим командиром. Но в данном аспекте они нас не могут интересовать. Важны лишь основные игроки, то есть те, у кого есть достаточные военные, экономические и политические ресурсы. Таким игроками в Сирии являются с одной стороны Иран и Россия, с другой США.

Мощь США бесспорна. Её в Сирии как-то уравновешивает взаимодействие Ирана и России. Их военный потенциал можно оценивать по-разному, весело смеяться над авианосцем «Кузей», но это так, для журналистики. Военный потенциал их достаточно серьезен.

Все было очень мило: гибли люди, горела страна, все решали свои проблемы… Этакое равновесие, когда грозные слова совсем не означают дела. Но вдруг благостная картина начала портиться. Пришел «ужасный Трамп», возникла реальная возможность, что США и Россия договорятся, по крайней мере, по Сирии. А это уже катастрофа для главного интересанта — Ирана.

Image result for полумесяца «Иран — Ирак — Сирия — ЛиванРоссия — союзник для Ирана в Сирии случайный. Интересы России там достаточно условны. Решит национальный лидер, что у него есть другие, более актуальные задачи, и уйдет из Сирии. Ситуация у Ирана другая. Создание шиитского полумесяца «Иран — Ирак — Сирия — Ливан» качественно изменяет положение Ирана в регионе. За это Иран будет бороться упорно.

Договорятся или нет США с Россией неизвестно, но поберечься нужно.

И вот тут уже начинает просматриваться расчет «сделаться злодеем». Если посмотреть на химическую атаку в Сирии по этим углом, то все становится на свои места.

Произошло военное преступление, весь мир содрогнулся, увидев умирающих детей… У Трампа просто не было иного выхода, кроме нанесения удара по Асаду. Но и у Путина так же не было иного выхода, кроме как твердо назвать удар Трампа агрессией и поддержать Асада.

Видимо это и было основной целью атаки Хан-Шейхуне. А если это приведет к военной конфронтации между Россией и США, так это то, что нужно для сохранения иранского присутствия в Сирии.

Не следует путать тактику со стратегией. Химическая атака — тактика. Вбивание серьезного клина между США и Россией — стратегия.

Некрасиво? Не изящно? Но жизнь, как и раньше, устроена проще, обидней и не для интеллигентов.

 

Источник — Мастерская

Апрель 2017

 

 

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s