Ле Пен и Макрон вышли в финал

le-pen-and-macron

 

Виктория ВексельманВиктория Вексельман

У европейского истеблишмента определился фаворит – Эммануэль Макрон. Он вышел в финал президентских выборов во Франции с 24% голосов, в то время как его главная соперница, лидер «Национального фронта» Марин Ле Пен, набрала 21,7%.

Уже сейчас понятно, на кого будет работать вся пропагандистская машина Евросоюза. Социологи Ipsos провели опрос, что называется, не отходя от касы, и выяснили, что Макрон победит Ле Пен, набрав чуть ли не вдвое больше голосов — 62%-38%. Европа в экстазе. Ведь Макрон обещает укреплять Евросоюз, в то время как Марин Ле Пен заявляет о необходимости выхода из него, восстановления франка в качестве валюты, выхода из Шенгеского соглашения и закрытия границ.

Стефан Зиберт, пресс-секретарь канцелера Германии, сказал, что «хорошо, что Эммануэль Макрон добился успеха с программой укрепления Евросоюза и экономикой социального рынка. Удачи ему в предстоящие две недели».

Канцлер немецких социал-демократов Мартин Шульц призвал «всех французских демократов объединиться, чтобы президентом не стала националистка». Пресс-секретарь председателя Еврокомиссии Жан-Клода Жанкера, Маргаритас Шинас, также поздравила Макрона и пожелала ему успехов во втором раунде.

Эммануэль Макрон позиционирует себя как политический центрист, заявляя, что он ни правый, ни левый, а… Словом, ни рыба, ни мясо. Как показывает израильский политический опыт, центристов не бывает. Вначале политик объявлет себя «ни правым, ни левым», «прагматиком», «борцом за экономическое возрождение», а потом скатывается в левый лагерь, причем, быстрее, чем могли предположить избиратели, купившиеся на «центризм».

Политические аналитики на разные лады повторяют, что нынешние выборы во Франции оставили за бортом весь политический истеблишмент, и это опять не совсем точное определение. Да, кандидаты от ведущих партий не прошли во второй тур, но называть Макрона политическим новичком было бы не совсем верно – он занимал министерский пост в правительстве Франсуа Олланда, и вышел из правительства год назад, когда стало ясно, что близость к Олланду только повредит политической карьере. Все кандидаты от истеблишмента, не прошедшие в финал, призывают поддрежать Макрона, и это лишний раз говорит о том, что этот молодой и весьма интересный внешне человек для элиты свой, в отличие от Марин Ле Пен.

Скорее всего, именно он и станет очередным президентом Франции, ибо избиратель, чтобы там ни говорили о платформе кандидата, любит молодых и интересных, как, например, в Канаде. Правда, канадцы, выбиравшие своего красавчика Джастина Трюдо, теперь скрежещут зубами, получая счета за злектричество и заправляя машины бензином, потому что душка Трюдо прислушался к ученым-климатологам и ввел налог на углексилый газ, как оказалось на деле, на воздух, которым мы дышим, и многие уже начали задыхаться от астрономических счетов. Но Франции еще предстоит пройти свой путь.

Мне возразят, что и Марин Ле Пен не лучше, так как она националистка, не избавившаяся от переданного по наследству антисемитизма, да к тому же она сторонница Путина. Начнем с последнего аргумента. Левая интеллигенция Франции, начиная с 20-х годов прошлого века была на содержании Советского Союза. Назовем навскидку Анри Барбюса и Луи Арагона, Эльзу Триоле и Ромена Ролана, Андре Бретона и Поля Элюара. Когда другой французский писатель Анри Жид, вернувшись из поездки по Советскому Союзу, написал обличительную книгу, он подвергся остракизму со стороны своих коллег, был осмеян, оплеван и исторгнут из творческого сообщества. Поэтому пугать народ дружбой с Путиным не стоит. Левая интелллектуальная элита вл Франции в гораздо большей степени верна идеалам коммунизма, чем бывший председатель КГБ СССР. Это же относится к антисемитизму Марин Ле Пен, ибо никто еще не поднялся до высот цивилизованного антисемитизма левой интеллектуальной элиты, разве что идеологи КПСС, придумавшие формулу: «Мы не против евреев, мы против сионизма» и «Если ради мира во всем мире необходимо прекратить существование Израиля, то это нужно сделать».

Евреям и Израилю по большому счету без разницы, в каких долях отмеряются «барский гнев и барская любовь» президентов Франции. До сих пор от Франции не исходило ни одной инициативы в поддержку Израиля, и будущее народа Израиля зависит, слава Б-гу, не от президента Франции. Ну а в современной Франции у евреев будущего нет при любом президенте.

Гораздо важнее другой момент – именно Франция в начале 70-х годов прошлого века заложила краеуголный камень в создание Еврабии, и именно она стала жертвой этой политики. Популярность Ле Пен как раз и объясняется тем, что рядовые французы чувствуют, что у них отбирают их страну, что во многие пригороды и города не только они, но и полиция боится заходить. Мусульмане и левая радикальная молодежь живут за счет грабежа налогоплательщиков, да еще и устраивают погромы при каждом проявлении недовольства.

Однако чувства тревоги еще недостаточно, чтобы обеспечить победу Марин Ле Пен во втором туре. Многие аналитики предсказывают, что из всех кандидатов именно Эммануэлю Макрону удастся уверенно победить лидера «Национального фронта», но именно их противостояние станет центральным моментом нынешних выбров.

Социолог Сильван Крепон указывает, что «Национальный фронт» ставит во главу угла вопрос о национальной идентичности. Он проводит четкое раграничение между приверженцами национальной идентичности (националистами, патриотами, сторонниками суверенитета) и теми, кто стремится к ее разрушению (глобалистами, космополитами, про-европейцами).

Если Ле Пен сможет заменить устаревшую модель разделения на левых и правых по социально-экономическому критерю на новую, то она сможет позиционировать себя как подлинную альтернативу «бесконтрольной глобализации», то есть системы, воплощением которой является Эммануэль Макрон.

Именно поэтому для многих израильтян, патриотов и сторонников суверенитета, Марин Ле Пен при всем своем спортном идеологическом прошлом ближе, чем глобалист Макрон. По той же причине российская либеральная оппозиция будет поддерживать Макрона, ибо для нее слово патриотизм уже является ругательством. И по той же причине вся пропагандистская машина Евросоюза будет работать на Макрона, ибо евробюрократы более всего дорожат не благополучием Франции, а своим собственным, дорожат своими дивидендами, своими откатами, поступаемыми из Саудовской Аравии, своей неограниченной властью, позволяющей им регулировать даже форму огурцов на рынке. Не в их интересах останавливать потоки «беженцев», ибо на данном этапе это их электорат.

И точно также как в Канаде мусульманская община дружно проголосовала за Трюдо, во Франции может состояться мобилизация мусульман и левых радикалов против Ле Пен. Сама Марин Ле Пен, обращаясь к своим сторонникам после оглашения результатов первого тура голосования сказала: «На кону выживание Франции». Предстоящие выборы, по ее определению, станут борьбой между «патриотами» и «дикой дерегуляцией» с утратой рабочий мест, массовой миграцией и «свободной циркуляцией террористов».

Голосование прошло при высокой мобилизации полиции, и по стране была объявлена чрезвычайной положение, как после терактов 2015 года.

 

Еврейский мир

Апрель 2017

 

 

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s