Мельтешение августейших

 

Олег Векслер

 

Я уже описывал как-то путинские государевы забавы и распорядок дня. До полдевятого оне изволют почивать, далее следует подъем и до 13:00 занятия спортом, бассейн, сауна, контрастные ванны. Потом завтрак.

Далее президент занимается важнейшими государственными делами: вручает букеты, медали и прочую дребедень, осматривает построенные в честь него потемкинские деревни и дает ценные указания.

Я вспомнил все это в связи со статьей Тило Саррацина «Если политики слишком много ездят и слишком мало думают«.

Саррацин описывает привычки великих: Канта, никогда не выезжавшего из родного «Калининграда» (переименованного в честь сталинского убийцы-педофила), Аденауэра и Бисмарка.

Все они предпочитали не распыляться на мелочи, а отдавать все свое время главному делу.

В отличие от Бисмарка, уволивший его кайзер Вильгельм II был пустым и мелким фатом, с легкостью в мыслях необыкновенной, пустым, поверхностным, не додумывающим до конца ни одну мысль, гарцующим по своей империи и втянувшим ее в Первую мировую, на чем его царствие и закончилось. Правда, от него зависело куда меньше, чем от нонешних вождей.

Bildergebnis für gabriel SomaliaПо аналогии Саррацин описывает будни главы МИДа Габриэля, посетившего Сомали и скакавшего там по каким-то грязным лужам ради одного: создать телевизионную картинку, которая аккурат перед выборами в важнейшей земле (СРВ), предшествующими выборам в Бундестаг, будет передана в его родную страну.

Bildergebnis für gabriel SomaliaСомали (как и Израиль неделей раньше) тут выступает всего лишь сценой для инсценировки того, как боярин весь в трудах, весь в трудах, аки пчела, не покладая ни рук, ни ног, ни всех прочих органов (помогло на сей раз не очень, даже совсем никак).

16 часов полета, 7 часов пребывания, посещение школы, в которой из исламских террористов делают демократов (!), лагеря беженцев, бессмысленнейшие советы и пожелания напыщенного заморского гостя.

Его соперница Меркель в это же время и с той же целью обхаживала саудовского короля на его родине.

Bildergebnis für Merkel Saudi Arabia

При этом ни у Габриэля, ни у Меркель нет ни малейшей стратегии ни в отношении Африки, ни в отношении Ближнего Востока, да и зачем? Все это лишь инструменты для укрепления собственной власти в собственной стране, в отношении которой у обоих тоже нет ни малейшей стратегии или хотя бы общей линии.

То Меркель публично заявляет, что «политика мультикульти мертва», то начинает пропагандировать эту самую политику изо всех орудий.

То самая главная задача страны — принять беженцев, то — выслать их назад («высылать, высылать и высылать!» — это цитата! Правда, ни малейших действий за этими грозными словами не следует).

То она говорит, что немецкие АЭС надежны и безопасны, то ни с того, ни с сего, после цунами в Японии, повелевает закрыть их в один момент, нанеся немецкой экономике чудовищный ущерб в триллион евро (чуть подробнее я писал об этом здесь). Решение было принято устно(!), без приказов и постановлений. Все дело в течение месяца решила какая-то мутная комиссия, в которую не входил ни один физик и ни один энергетик. Цена на электричество в Германии — наивысшая в мире, и неудивительно, что ежегодно сотням тысяч семей в стране это самое электричество отключают за неуплату.

И так у нее во всем и всю ее жизнь. Куда хуже все эти бесчисленные ночные марафоны в Брюсселе, оргии «спасений Греции», которые заканчиваются по утрам гнилыми компромиссами «ниачём», только усугубляющими ситуацию, а парламенты потом за полдня подмахивают многотомные тексты, которые никто не читает, времени на чтение отведено около ноля.

Далее Саррацин кратко пересказывает содержание бестселлера Робина Александера, посвященного тому, как в сентябре 2015 года принималось роковое решение распахнуть границы и впускать в страну всех желающих (весьма условно именуемых «беженцами»), хотя полиция уже готовилась перекрывать границы и был готов соответствующий приказ, который так и не был подписан.

 

Фигаро здесь, Фигаро там!

Произошло это 4 сентября. 3-го она была с госвизитом в Швейцарии. 4-го утром прослушала сводку в канцлерамте. Про бунтующую толпу беженцев в Будапеште было уже все известно. Но Орбан — враг народа для официозной Германии, разговаривать с ним у нашей мадамы не принято.

Затем матушка Меркель вылетела в Мюнхен, в 11:15 посетила начальную и среднюю школы в Эрльбахе.

Затем Gründerzentrum в техническом университете Мюнхена. Затем друзья-враги из ХСС звали ее на празднование столетия Франца-Йозефа Штраусса, но пришлось отказать. Самолетом бундесвера она полетела на противоположный конец страны, в Кельн. Из Кельна вертолетом полетела в Эссен, где проходили мероприятия, посвященные выборам мэра города. Затем снова вертолетом назад в Кельн, где она произносила речь по поводу 70-летия земельного отделения ХДС. Одно дело важнее другого!

Новости об обострении обстановки в Венгрии время от времени видела на своем мобильнике, но надо ж было и к торжественным речам готовиться!

В это время Орбан, уже понявший, что в Берлине ему не ответят, долго пытаться дозвониться до австрийского канцлера Файмана. Наконец, ему это удалось и он сказал коротко: «Они уже на автобане».

После чего Файман начал названивать Меркель, наконец, и ему это удалось, была уже глубокая ночь.

Одуревшая от скакания по всей стране Меркель пыталась связаться со своей правой рукой — министром канцлерамта Альтмайером, но тот был в Швейцарии, тоже с «важнейшими делами» (развлекался в пятизвездочной гостинице на Женевском озере).

Затем пыталась созвониться с министром МВД де Мезьером, но тот был болен. Затем с Зеехофером, но он уже спал, дело было за полночь, а празднования юбилея в Мюнхене сопровождаются обильными возлияниями.

В итоге удалось поговорить лишь с заклятыми друзьями из СДПГ, Габриэлем и Штайнмайером. Те говорили потом, что это было пустой формальностью, решение было уже принято. Какой-то мелкий чиновник по делам беженцев сказал Меркель, что если она закроет границы, то это породит очень неприятную для нее телевизионную картинку, которая сильно подмочит ее рейтинг. Это и решило дело. Телевизионная картинка — это все, судьбы страны — ничто.

Таким образом, важнейшее, самое трагичное и роковое в истории послевоенной Германии решение было принято наспех, после долгого мельтешения по стране с бесчисленными и бессмысленными делами, глубокой ночью, без какого бы то ни было совещания с правительством.

А потом все СМИ долго врали, что этому решению «нет альтернативы».

Если хотите получить более полное представление о мелькании августейших, смотрите здесь во всех подробностях, страна и время никакого значения не имеют…

Авторский блог

Май 2017

 

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s