Что привело Макрона к власти?

 

 

Нельзя сказать, что в Израиле следили за президентскими выборами во Франции с неослабевающим вниманием. Их исход волновал в основном граждан этой страны. Мы же поговорим сегодня о том, что выборы сопровождало.

Первое, о чем упоминают, говоря об Эммануэле Макроне, это стремительность, с которой он из малоизвестного чиновника превратился в лидера организации общенационального масштаба. В самом деле, нигде, пожалуй, кроме Израиля, еще не было такого, чтобы в пределах одного избирательного цикла политическая партия не только создавалась с нуля, но и добивалась поставленной цели. Макрон сообщил о создании движения в апреле прошлого года, а в минувшее воскресенье был объявлен президентом Франции.

Что привело его к власти? Можно много говорить о политических, экономических и социальных предпосылках произошедшего, и все сказанное будет верным, но главным, как кажется, стало то, что в условиях, когда проблемы очевидны, а рецептов их решения нет, политические силы имитируют выдвижение инициативных фигур, а электорат совершает видимость выбора.

Из традиционных предложений налицо пара «правый Фийон – левый Меланшон». Пара насколько традиционная, настолько и непроходная. Фийона обвинили в фиктивном трудоустройстве его жены и детей, что же касается Меланшона, то его обещания рабочим – сокращенную трудовую неделю, мигрантам – паспорта, а беднякам – конфискацию в госбюджет всех состояний, превышающих 400 тысяч евро, просто не рассматривались всерьез.

Ну а пара Макрон – Ле Пен, скажет читатель, не есть ли это судьбоносный выбор? Вот Макрон, банкир, агент глобалистов, ставленник Ротшильдов. И Ле Пен, националистка, сторонница высылки нелегалов, выхода из ЕС и НАТО и отказа от евро. Небо и земля.

Эммануэль Макрон и Марин ле Пен
Эммануэль Макрон и Марин ле Пен

Ничего подобного. Несмотря на то что Макрон позиционирует себя в качестве центриста, он какое-то время состоял в Соцпартии и работал в правительстве социалиста Олланда. Все, что предлагается Макроном в качестве пути для Франции, можно найти в любом документе любой партии социалистического толка.

Ну а Ле Пен? Вот уж где никакого социализма, говорите вы. И вновь ошибаетесь. Если социализм Макрона – это социализм международный, ведь у пролетариев нет родины, как говорил еще, кажется, Маркс, то социализм Ле Пен – социализм одной отдельно взятой страны. Что-то вроде опоры на собственные силы председателя Мао или идей чучхе династии Кимов, хотя и не в столь экстравагантной форме, конечно.

Поэтому, несмотря на прямо противоположные рецепты, программы двух политиков имеют одну цель – процветание страны. Но если по Макрону процветание возможно лишь в братской семье народов, где на всех уровнях царит смешение цветов кожи, культур и языков, то Ле Пен видит Францию здоровой только при условии гарантированных преимуществ представителям титульной, так сказать, нации, причем во всех сферах: от экономики до культуры.

Но ведь это же плохо, считают многие. Действительно, не очень красиво, отвечают другие. Но, тем не менее, это тоже социализм. Не надо думать, добавляют они, что социализм – это вершина, к которой должно стремиться человечество. Вовсе нет.

Related imageИзраильтяне знают, что вожди арабского ФАТХа и израильской «Аводы» заседали в одной организации – Социнтерне.

Выходцы из СССР солидного возраста помнят, как социалистический Китай и СССР рубились за остров Даманский.

И все прогрессивное, как говорится, человечество не должно забывать о телеграммах с уверениями в дружбе, которыми обменивались руководители хоть и национальной, но все же социалистической Германии и социалистического Советского Союза вплоть до июня 1941 года. Назваться можно как угодно. Социализм – просто символ, который можно наполнить любым содержанием. И из-за этого постоянно происходит путаница.

Либеральный социализм Макрона – это запрет на любую критику ислама как политической практики. Это поддержка делегитимации еврейского государства под видом осуждения сионизма. Это фактическое оправдание исламского террора под предлогом признания исторической вины иудеев и христиан перед мусульманами.

Националистический социализм Ле Пен обещает официальный приоритет коренных французов перед всеми остальными. Исторически подобная политика в полиэтнических обществах всегда приводила к различным злоупотреблениям, сведению счетов, тайной мести.

Image result for bab el oued
Алжир получил независимость! «Чрево Парижа» начала 60-х.

Ситуация во Франции осложнена тем, что мусульмане прибыли в эту страны не подпольно. Много десятилетий назад началась практика ввоза из заморских территорий рабочих, которых после выполнения определенных проектов предполагалось отправлять на родину. В том, что они никуда не уезжали и, более того, приезжали все новые и новые, нет их вины. Они постепенно становились, если так можно сказать, французами.

Но их дети и внуки уже не похожи на тихих жителей городских окраин. Начался процесс радикализации, процесс очень сложный, в котором переплелись интересы местных политиков, нуждающихся в электорате, и главарей политического ислама, который привел к тому, что мусульмане-мигранты в третьем поколении начали участвовать в джихаде как за границами Франции, так и в самой стране.

Обещаемую Ле Пен борьбу с исламистами легче начать, чем вести, и поэтому ее рецепт победы над террором, заключающийся в восстановлении границ и депортации всех, кто подозревается в связях с террористами, стоит столько же, сколько высказывание Макрона о том, что он не мог придумать целую программу по безопасности за одну ночь.

Все сказанное говорит о том, что в Израиле совершенно обоснованно не ожидали от нового президента Франции, кто бы им ни стал, изменений в отношении к еврейскому государству.

Либеральный социализм с его антисионистской ширмой, из-под которой виден старый добрый антисемитизм, – с одной стороны, национализм с плохо смытыми следами все того же антисемитизма – с другой. Возможно, для французов эти характеристики кандидатов на президентский пост не были в числе главных, но из Израиля все выглядело именно так и потому не вызывало ни заинтересованности, ни сочувствия.

И, наконец, еще одно соображение. Оно касается представительной демократии как способа правления. Некоторые, глядя на то, как этот способ реализуется в последние годы, начинают склоняться к мысли о том, что для улучшения он нуждается в присовокуплении к нему принципа прямого действия.

Роберт Шекли предвидел это и еще в 1955 году написал «Билет на планету Транай», книгу, в которой описывается мир, где выборные лица носят на шее медальон с взрывчаткой, срабатывающий, когда количество отрицательных отзывов о политике превысит количество положительных.

Прочтите ее и постарайтесь делать так, чтобы на Земле до этого не дошло. Это можно пожелать всем, кто считает себя способным руководить страной.

Кстати

Май 2017

 

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s