Ассасины

Игорь Черниховский
Во времена крестовых походов на Востоке существовала секта ассасинов. В европейских хрониках их, однако, именуют низаритами, а прославились они тем, что в те стародавние времена практиковали жесточайший террор против своих противников, а также тех, кого им, говоря современным языком, заказывали.

Управлял ими «Старец горы», имам, чьей резиденцией был замок Аламут на территории современного Ирана. Оттуда он руководил сектой, протянувшей свои щупальца по всему тогдашнему Ближнему Востоку. Для ассасинов не существовало ничего невозможного, оно могли настигнуть свою жертву где и когда угодно, убив её любым способом.
Image result for assassins mongols alamut
Развалины крепости Аламут

Одной из жертв ассасинов был визирь Сельджукской империи Низам аль-Мульк, убитый по дороге из Исфахана в Багдад 14 октября 1092 года. Ассасин, переодетый нищенствующим монахом — дервишем, смог подобраться к паланкину визиря и нанести удар кинжалом.  Жертвами секты убийц становились и европейцы. Так, в 1192 году был убит Конрад Монферратский, который должен был через короткое время занять иерусалимский престол.

Рядовые исполнители были фанатиками, целиком и полностью преданными «старцу горы» и беспрекословно выполнявшими его приказы. Задание надо было выполнить любой ценой, даже заплатив за успех собственной жизнью. Да они и не боялись смерти, ибо после неё им было гарантировано райское блаженство.

В тех же европейских хрониках встречается описание, того, как отправляемым на задание ассасинам показывали «рай» — поили сонным зельем и приносили их в прекрасный сад, разбитый в тайном месте. Там было всё, как в «настоящем» раю.

«Самые красивые в свете жены и девы были тут; умели они играть на всех инструментах, петь и плясать.»

Вкусив же «рая», они снова усыплялись и их переносили обратно. Имам, «старец горы», обещал им что они пребудут в раю навеки, если справятся с порученным. И они справлялись. Могли годами жить рядом с будущей жертвой, входили в доверие, чтобы в нужный момент нанести смертельный удар. Гибли сами, но приказ «старца» выполняли, со спокойной душой отправляясь к гуриям. Но при всём фанатизме рядовых членов секты, «старцы» были людьми сугубо земными и практичными, чуждые религиозному рвению остальных.

Были времена, когда ассасины терроризировали весь тогдашний Ближний Восток. Жестокость их потрясала современников, вызывая ужас даже в те, не самые вегетарианские времена.

Закончилось же всё с приходом монголов, которые просто взяли, да и вырезали их физически, тем самым избавив мир от этой проблемы. Причём, замок Аламут, резиденция старца, стал их первой жертвой. «Старцем» тогда был Хуршах, молодой человек, унаследовавший власть от своего отца.

Это был любитель вина и женщин, поощрявший интриги при своем дворе. Он мог бы ещё долго сидеть в своем замке, осаждённом монголами, но у него сдали нервы.

Image result for assassins mongols alamut
Хулаги-хан

Узнав, что ему лично обещана жизнь, он явился в 1256 г. в ставку Хулагу. Тот отправил его в Монголию, но хан Мункэ терпеть не мог изменников и приказал убить Хуршаха в пути. Так закончила своё существование эта секта, быстро и навсегда. По крайней мере, террором они больше не занимались. Хоть чем-то монголы оказались полезны, жестокие прагматики, лишённые всяких сантиментов.

Я вспомнил об ассасинах, слушая новости из Лондона об уже третьем по счёту теракте за последнее время. Вспомнил и подумал, как история может повторяться из века в век, каждый раз повышая градус ужаса и абсолютной, беспримесной жестокости, как бессилен оказывается цивилизованный мир перед лицом злобного фанатизма.

Они, нынешние ассасины, также живут среди нас, ходят по нашим улицам, могут быть нашими соседями. Это самое страшное — никто не знает, где и когда рванёт в следующий раз и от кого следует ожидать опасности. Это может быть кто угодно, если речь идёт о мусульманах. Кстати, в случае с лондонскими террористами, можно было сделать кое-какие выводы заранее, исходя из их поведения.

Так одного из них, предполагаемого террориста, 27-летнего мужчину, известного друзьям по кличке Абз, в 2016 году сняли в документальном фильме о радикальных мусульманах в Британии, он размахивал флагом «Исламского государства» в Риджентс-парке в Лондоне. Кроме того, на другой видеозаписи убитый был запечатлен рядом с двумя исламскими проповедниками, хорошо известными британским спецслужбам своими экстремистскими взглядами.

Также, по словам одного из друзей подозреваемого, он пытался вовлечь в радикальный ислам маленьких детей в парке, угощая их конфетами и давая деньги. Знакомые как минимум дважды жаловались на него в полицию. Какие последствия всего этого? Никакие, если не считать семерых убитых на Лондонском мосту.

Мир ещё раз столкнулся с ассасинами. Молодые фанатики-убийцы и самоубийцы всеми силами стремятся в рай, к вожделенным гуриям, пытаясь прихватить с собой как можно больше невинных людей.

Image result for лондон террор саид ханХотя, почему невинных? Они виновны в том, что они не мусульмане. И мир снова замер в тоскливом ступоре, не понимая, как дальше существовать со всем этим. Более того, нам пытаются внушить, что нет поводов для беспокойства, а тем более, паники, как сказал мэр Лондона Садик Хан.

Ну, положим, паниковать, действительно, не надо. Надо действовать. Надо защищаться, более того — переходить от обороны к наступлению. Надо прекратить, наконец, эти тоскливые мантры про террор, который не имеет религии и национальности. Очень даже имеет, и религия эта всем известна.

А если враг известен, то его надо, по крайней мере, изгнать. Я ни в коем случае не призываю к физической расправе над теми, кто ЕЩЁ не совершил актов террора, но должен быть выработан хоть какой-то механизм защиты. Нельзя, замерев от ужаса, как кролик, сидеть и смотреть на приближающегося удава.

Нельзя допустить, чтобы достоинства, сильные стороны Западной цивилизации обернулись их противоположностью. Толерантность, свобода слова и самовыражения, в данном случае используются, как средства для её уничтожения.

Сколько ещё несчастий, сколько смертей должно случиться, чтобы Запад понял, что искоренить террор можно только одним способом — прекращением иммиграции из исламских стран и тщательным просеиванием тех, кто уже оказался на Западе.

Закрытием мечетей, в которых хоть единожды замечена пропаганда джихада. Высылкой всех мало-мальски подозрительных. А самое главное — неoбходимо уничтожить «старца горы», вернее — «старцев», где бы они не находились. Взять, наконец, на вооружение израильский опыт борьбы с террором, и да, точечных ликвидаций главарей террористов, в том числе и их «духовных» лидеров.

Просто, прийти к очевидному выводу, что, если мы хотим сохранить целое, необходимо отказаться от отдельных частностей. Не ждать, когда откажутся за нас, причём, от всего. Они над этим активно работают, ассасины. Может быть, требуются монголы? Кто ещё может убить «старца горы»?

Авторский блог

Июнь 2017

 

Реклама

One comment

  1. Вот только не рекомендуйте израильский опыт. Он действительно существует, но далеко за пределами реальности. ХАМАС давно бы вытянул ноги, если бы блокада была реальной. Но ведь из Израиля в сектор Газы поступает абсолютно все необходимое для нормального существования ее населения, а через туннели туда, непрерывным потоком, идет вооружение, для поддержания постоянной боеготовности террора. И она, эта боеготовность, в самое неожиданное время, дает нам о себе знать.
    А ведь туннели выходят на территорию «дружественного» нам, Египта. Если бы с нашей стороны на территорию Египта поступало оружие, то мы бы не знали покоя от нот протеста из Каира, и целой стаи осуждений от ООН. А наше правительство молчит, из опасения потерять, хотя бы видимость арабского мира. Хотя ответственность за террор ХАМАСа — наполовину на Катаре и Иране, а другая половина на Египте, который не выполняет своих обязательств.

    И то же самое, с нашим кровавым опытом, и демонстрацией бессилия в отношении явных преступлений из ПА. Там уже десятилетиями готовят кадры для террора, используя откровенную ложь и деньги поступающие с Запада и Востока. Недавно нам продемонстрировала — готовность убивать евреев, вне всякой зависимости от возраста и пола — юная волна арабов, воспитанников Аббаса.
    Неужели надо ждать новую Катастрофу шести миллионов, собранных здесь, под девизом — возвращения на Родину. А кто может этому противостоять, если ни враг? А врага надо уничтожать, а главное вовремя и по своей инициативе. Враг должен бояться, а он не боится, слушая наши заверения — о готовности к самозащите. Противник видит главное, на каком пяточке сконцентрирована наша гражданская и военная инфраструктура. Она выглядит, как лакомая приманка. А террор, уже не теракты, а ракетная лавина из — за спины гражданского населения, толи своего, толи чужого. Мы застряли в ячейках сети исламской безнравственности. И нас давно уже хлещут по щекам, нашей собственной гуманностью, а наши политиканы настолько к этому привыкли, что уже не ведают, что можно вести себя иначе.
    И даже наши генералы думают о мире, за счет передачи врагу, значительной части своей исторической Родины. Но, разве, это мышление профессиональных бойцов? Им бы оружием торговать, со знанием дела, если они не способны разглядеть в «палестинцах» наших неумолимых палачей. И в какой другой армии вы найдете старших офицеров, которые готовы вести переговоры с иноземцами о добровольной передаче им — на вечное пользование — части своего национального дома. Им бы там, трибунала, не миновать!

    Когда я отцу задал вопрос, куда делись большие семьи моих родителей, от которых остались только две групповые довоенные фотографии, то папа, прошедший всю войну не стал со мной церемонится, а предложил.
    -Представь, что я, ты и мама, стоим рядом с ними на краю большой ямы, а напротив за пулеметом пьяные и безжалостные рожи полицаев, и мы знаем, что нам осталось жить совсем немного, и взрослые
    делают все, чтобы отвлечь от неминуемого, маленьких детей. Даже на войне, всегда был шанс выжить.
    А в данном случае, прямо в лицо тебе смотрит безнадежность. Но мы молчим! Это и есть высшая степень героизма, погибая ни за что, но не позволяя себе унизится перед человеческой мразью.
    Это отцовское наставление, которое я уже неоднократно повторял…
    Между прочим, отец однажды уточнил, что я с мамой таки мог стоять у той ямы вместо с нашими близкими, если бы ни доктор, нашего военного городка под Читой, который запретил маме ехать, в такую даль с младенцем, на Украину. Я родился в марте 1941 года.

    И то, что мы лжем себе, называя арабов «палестинцами» и рассуждаем о втором уже арабском государстве в Палестине за счет Иудеи и Самарии, то мы сами дарим, той же мрази, надежду нас уничтожить. И разве есть отличие между этими арабами и полицаями, кроме религии и языка?! Я хочу сказать тем, кто млеет от счастья от улыбки Аббаса, что он также будет улыбаться — прежде чем нажать на спусковой крючок гранатомета, направленного в сторону вашего левой, длинной шеренги. Ведь вы явитесь, по первому зову, даже без боя… Так представьте заранее, для кого вы роете эту яму, и на ком испытают ее глубину!

    Нравится

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s