Федеральное бюро сливов

comey

 

Виктория ВексельманВИКТОРИЯ ВЕКСЕЛЬМАН

 

Долгожданное явление бывшего директора ФБР Джеймса Коми американским законодателям произвело несомненный фурор. Во-первых, мы узнали, что Джеймс Коми очень ценит себя, во-вторых, он считает себя очень честным человеком, настолько честным, что готов лично возвести себя на пьедестал, пустить слезу и слить государственные секреты в прессу.

Итак, мы узнали, что президент Дональд Трамп в приватной беседе попросил Джеймса Коми быть лояльным вновь избранному президенту, заметим, просьба нелишняя, учитывая, что чиновники, доставшиеся Трампу в наследство от Обамы, совершенно открыто участвуют в «движении сопротивления». В ответ Джеймс Коми начал записывать разговоры с президентом. Уж не знаю, был ли у него в кармане диктофон, или он по памяти писал, но вот президенту Обаме он был полностью лоялен и дневников не вел, а жаль. Мы многое могли бы узнать.

Например, почему министр юстиции и генеральный прокурор Лоретта Линч просила его не называть следствие по делу об имейлах Хиллари Клинтон именно следствием (investigation), а обойтись чем-то нейтральным вроде «проблемы» (matter). Возможно, ей такая мысль пришла в голову после приватной беседы с Биллом Клинтоном у трапа самолета под шум двигателей, а, может, выпускник юридического факультета Гарварда присоветовал. Мы ведь не знаем. Этой публике Коми доверял полностью и дневников не вел.

Мы узнали, что в версии Коми главным лжецом является президент Дональд Трамп. Коми просто повезло, что никто из уважаемых законодателей не задал ему вопроса о честности первых лиц администрации Обамы, когда они самым наглым образом лгали о причинах убийства в Бенгази посла США и сотрудников ЦРУ.

Еще интереснее в этой истории само поведение бывшего главы ФБР. Генеральный прокурор Лоретта Линч явно намекает ему, что дело Клинтон надо спустить на тормозах, и Коми об этом молчит, не усматривая в просьбе никакого препятствия к проведению следствия. Более того, он спасает ее, взяв на себя прокурорские фунции и объявив, что в действиях Клинтон преступного умысла не было.

В деле с Трампом бывший директор ФБР поступил, как настоящий шантажист. Юрист Коми прекрасно знал законы, и если бы в просьбе Трампа, не затравливать «хорошего парня» Майкла Флинна – все-таки заслуженный генерал – был элемент препятствия ходу следствия, он должен был сообщить об этом немедленно. Вместо этого Коми промолчал и приберег записи в качестве бомбы замедленного действия на случай, если Трамп его уволит. И тут он обратился не в Конгресс, а поступил, как самый обычный сплетник, — рассказал другу, а тот рассказал журналистам «Нью-Йорк Таймс», и все с благим намерением. То есть, если раньше у почтеннейшей публики были вопросы, кто «наверху» организует сливы служебной информации в прессу, то директор Коми ответил на этот вопрос прямо и честно. Сам и организовывал, сам и сливал.

Как там у Роберта Бёрнса? «Нет, у него не лживый взгляд, его глаза не лгут. Они правдиво говорят, что их владелец плут».

Коми был очень расстроен своим увольнением, причем, увольнением неожиданным, когда он находился на Западном побережье, и содержимое его кабинета, включая документации и компьютеры, стало достоянием Минюста. Он этого не скрывал, как и того, что намеревается мстить Трампу за увольнение.

Он назвал клеветой утверждение Белого дома, что он развалил работу ФБР. На самом деле, никто не уволился в знак протеста после его отставки. Более того, увольнения были, когда он закрыл дело против Хиллари Клинтон.

Далее, возвращаясь к стенограммам бесед с Трампом, напрашивается вывод, что опытный юрист писал так, чтобы его не обвинили, с одной стороны, в прямой клевете, а с другой, чтобы дать повод для подпитки конспирологических теорий. Ведь он прекрасно понимал, что слова «я надеюсь, что вы это спустите», не означают приказа или угрозы, учитывая тот факт, что президент имеет полное конституционное право отдать приказ о закрытии дела, о чем и сказал профессор Алан Дершович. Но если опытный юрист хотел сшить дело из туманных намеков, то он должен был поступить именно как Джеймс Коми.

Дональд Трамп много лет управлял большим бизнесом, он умеет отдавать приказания, и умеет добиваться их исполнения, но ничего подобного в данном случае не наблюдалось. Мы видим косвенные признаки того, что директор ФБР получил указание, спустить на тормозах дело Клинтон, что и было сделано, несмотря на весьма подозрительную деятельность Фонда Клинтонов и использование домашнего сервера для ведения государственной переписки, которая потом оказалась на лэптопе бывшего мужа первой помощницы Клинтон.

Дальше больше, бесстрашный директор ФБР назвал себя трусом. Он, видите ли, побоялся рассказать о том, что президент Трамп препятствовал ходу следствия, но не побоялся слить документ в прессу, зная, что в условиях демократического террора против консерваторов ему за это ничего не будет. Если директор ФБР публично признает себя трусом, то, может быть, ему следовало бы публично объявить о своем несоответствии с должностью.

И интересно, неужели Коми струсил, отказавшись публично объявить, что следствие о вмешательстве Кремля в ход выборов не касается самого Дональда Трампа? Трижды он говорил это президенту в личной беседе, но всякий раз отказывался сделать публичное зявление. Вероятно, потому что он очень боялся, но не президента Трампа, а лидеров «движения сопротивления» Трампу, для которых и старался.

После признания Коми о том, что он подстроил всю интригу с назначением особого советника, который должен возглавить следствие по «русскому делу», назначение Роберта Мюллера становится, по словам Ньюта Гингрича, «отравленным плодом».

«Это заявление имеет громадное значение, потому что оно полностью делегитимирует так называемое независимое расследование Роберта Мюллера и показывает, что это, на самом деле, отравленный плод», — сказал Ньют Гингрич. Он также указал на довольно тесные отношения между Коми и Мюллером, а также на тот факт, что 97% пожертвований от сотрудников Минюста на избирательную кампанию 2016 года предназначалось для Хиллари Клинтон.

«Таким образом, мы имеем уволенного директора ФБР, слившего частные материалы в прессу, чтобы добиться назначения друга на должность особого советника ради мести президенту с помощью министерства, заполненного юристами, которые хотели бы видетиь в Белом доме Хиллари Клинтон, а не Дональда Трампа. И мы должны верить, что это будет объективное, независимое расследование? Тут речь не идет о законе и порядке, и не о справедливости, и даже не о следствии. Это об оказании влияния, о поисках способов мести и стремления остановить революцию, ради осуществления которой Трамп и был избран», — заявил Гингрич.

Сам же Трамп обвинил центральные СМИ в распространении газетных уток, в то время как реальные новости остаются за бортом. А реальные новости таковы: DOW поднялся на 16%, NASDAQ на 19.5%, пошел вверх энергетический сектор, уменьшилось число бюрократических запретов и согласований, было создано 600000+ рабочих мест, безработица снизилась на 4,6%. Деловые круги полны энтузиазма. Представьте, об этих новостях мы узнаем не на канале Си-Эн-Эн, а из твитов самого президента. «У демократов нет мессиджа ни по экономике, ни по налогам, ни по провальному Обамакеру. Они способны только на обструкцию», — написал президент.

 

Еврейский мир

Июнь 2017

 

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: