Ямка, кризис и хакеры

 

Не зря говорили прежде: сказка ложь, да в ней намек. Есть, например, легенда о царе Мидасе. Том самом, у которого под руками все превращалось в золото. Разгневался на царя бог Аполлон и в наказание наделил его ослиными ушами. Придворный брадобрей был так поражен произошедшим, что, не в силах держать в себе страшную тайну, выкопал ямку и шепотом рассказал в нее обо всем. Из ямки вырос тростник, из него мальчик сделал дудочку, ну а та уже растрезвонила тайну на весь свет.

Это, конечно же, ложь, то есть вымысел. А есть и намек.

Под небом голубым, на северо-востоке Аравийского полуострова, омываемая водами Арабского залива, как он испокон веков именуется по-арабски, а вовсе не Персидского, так ошибочно называемого персами, лежит земля Объединенных Арабских Эмиратов. Как и во всех мусульманских государствах, в ОАЭ имеется общество Красного Полумесяца, а у того – генеральный секретарь Мухаммад Али Фалахи.

flag-krasnogo-polumesyatsa_bВ 2014 году Израиль проводил на территории Газы против ХАМАСа операцию «Нерушимая скала», и ОАЭ развернули в секторе полевой госпиталь для оказания медицинской помощи борцам, получившим увечья от рук сионистских оккупантов.

Длилась операция всего ничего, меньше двух месяцев, но за это время произошло нечто, что поразило генерального секретаря Фалахи настолько, что он на три года потерял дар речи. Конечно, не буквально потерял. Он мог говорить обо всем, только не о том, что произошло три года назад. И это очень мучило генерального секретаря. Впору было выкапывать ямку и шепотом в нее все рассказывать.

Но не было бы счастья, да несчастье помогло: случился катарский кризис, и в арабских суннитских монархиях стало считаться приличным говорить о терроризме, связанном с шиитским Ираном.

Image result for Мухаммед Али Фалахи. красный полумесяцИ разверзлись уста генерального секретаря, и рассказал он, как после того, как в 2014 году госпиталь ОАЭ в Газе был развернут, Израилю через Международный Красный Крест были переданы его координаты. Для того чтобы сионисты не атаковали его территорию.

«Я впервые об этом рассказываю, но кто-то в руководстве ХАМАСа принял решение обстрелять Израиль ракетами с территории госпиталя – специально, чтобы вызвать ответный удар. Они были готовы принести врачей и пациентов в жертву»,

– сказал генсек Фалахи. Но это еще не все. Уже когда госпиталь эвакуировался через Рафиах в Египет, произошло самое ужасное.

«Мало того что ХАМАС обвинил нас в шпионаже в пользу Израиля. Он сообщил о нас джихадистам, действующим на Синайском полуострове: мол, иностранные шпионы бегут, готовьтесь к джихаду»,

– рассказал Фалахи. И успокоился. И нужда в ямке отпала.

Но шутки в сторону. Так называемый катарский кризис, кроме того, что кое-кому развязал языки, поставил перед арабской суннитской уммой такие вопросы, о которых прежде и думать-то было боязно.

Например, как сочетаются такие вещи, как поддержка мифической справедливой борьбы палестинского народа с сионистскими захватчиками – с одной стороны и вполне реальная польза, которую можно извлечь из сотрудничества с Израилем в борьбе против проиранских террористических образований, – с другой.

Или вот еще: можно ли одной, так сказать, рукой голосовать за объединение палестинских фракций в борьбе за создание палестинского государства, тогда как другая рука подписывает обвинение ХАМАСу в предательстве?

Доха, столица Катара

Доха, столица Катара

Пока арабо-мусульманский мир и, как водится, заинтересованные стороны разбираются в том, что происходит в Катаре и из-за Катара, самое время отойти в сторонку и поразмыслить о другом. О том, что будет завтра. Ну, не совсем завтра, а спустя какое-то время.

Когда стремящаяся к зениту по экспоненте кривая научно-технического развития покажет, что пирог готов не только сверху, но и пропекся изнутри. То есть коммуникационные технологии, как говорил Ломоносов, правда, по другому поводу, уже широко простирают руки свои в дела человеческие.

Вспомним, что катарский кризис начался с того, что на некоем катарском сайте, вполне официальном, появилась информация, рисующая власти этого государства в весьма неприглядном свете. Последовала незамедлительная реакция соседних стран.

Интенсивность реакции нарастала с пугающей скоростью. Через некоторое, сравнительно малое, время заговорили о катастрофе, грозящей Катару вследствие различного рода ограничений и санкций, введенных братскими странами.

Image result for хакерОпомнившиеся власти Катара заявляют, что текст, огорчивший соседей, выложен на сайте зловредными хакерами. И с этого самого времени стало возможным говорить о снижении интенсивности кризиса. Было произнесено название сущности, на которую можно было бы в случае чего свалить вину за появление самой причины кризиса. Это хакер, изображаемый не иначе как сидящим за компьютером в полумраке, в толстовке, с надвинутым на глаза капюшоном, на экране перед которым бегут столбцы зеленых нулей и единиц. В общем, ужас.

В появлении этого образа ничего удивительного нет. Время от времени, когда волнующие общество события не могут быть объяснены реальными причинами, в действие вступают сущности, коим приписываются столь безграничные возможности, что ими можно объяснить все плохое, что происходит на свете. Постиндустриальное общество потребовало нового героя, и он явился. Хакеры воруют деньги, влияют на выборы, ведут войну малой интенсивности в киберпространстве, а когда им хочется пошалить, ссорят друзей. Таких, как Катар и его соседи.

Но, так же как посол, передающий ультиматум, не является причиной следующей за этим войны, хакер не может быть причиной кризиса. Кроме случая кражи денег со счетов, он не может извлекать из своей деятельности никакой пользы. Хакер – это отмычка, которой пользуются политики. Причем есть подозрения, что фигурально они пользуются ими намного чаще, нежели буквально.

Что же произошло в Катаре? Почему генсеку Красного Полумесяца ОАЭ можно упрекать ХАМАС в предательстве? Как получилось, что некие документы катарских властей стали достоянием, как говорится, гласности?

Думается, что основная причина всего происшедшего – тяжелейший кризис, поразивший исламский мир. В последние годы всем, и особенно правителям мусульманских стран, стало ясно, что конфронтационный по отношению к Западу путь развития ведет этот мир в тупик. Кто-то видит преодоление этого кризиса в уничтожении самого Запада, кто-то – в поисках возможности сотрудничества.

Ну а кто проиграл или выиграл? Не выиграл никто. Никто и не проиграл пока, хотя в худшем положении из всех возможных находится Палестинская автономия. Идея, с которой носятся все палестинские борцы за свободу – независимое государство, – так же далека от реализации, как и год, и десятилетие назад.

Мешает не Израиль – мешают палестинские арабы. Даже Москва, и та считает едва ли не главным условием создания государства объединение палестинских фракций. Но Аббас обвиняет ХАМАС в неспособности управлять Газой, где уровень безработицы достиг 80%, а дневной заработок не превышает $2. А ХАМАС клеймит позором Аббаса за то, что Израиль по его требованию уменьшает поставки в сектор электричества.

А вы говорите – хакеры.

 

Кстати 
 Июнь 2017
Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s