«Всё не только не так просто, но и просто не так»

ЧТО ПОКАЗАЛИ ВЫБОРЫ В ГЕРМАНИИ

 

Лев Мадорский

 

24 сентября в ФРГ прошли выборы в Бундестаг.

Выборы, в которых (тут я согласен с большинством журналистов и комментаторов) не было выбора. Всё было предопределено. Заранее было ясно, что победят христианские демократы (ХДС) и, значит, согласно немецкой избирательной системе, канцлером (канцлерин) на четвёртый срок останется Ангела Меркель.

Но, с другой стороны, свободные, демократические выборы лучше опросов общественного мнения, которым не всегда можно доверять, высветили желания, опасения, проблемы жителей страны. Об остроте проблем говорит хотя бы тот факт, что немцы проявили невиданную активность и в голосовании приняли участие 76,2% имеющих права голоса.

 

Итак, каковы результаты и за что проголосовали граждане Германии?

 

 ХДС (CDU/ XCC) — 32 % голосов. В 2013 г. — 41,5%

Уже такое значительное уменьшение поддержки избирателей говорит: «Неладно что-то в датском королевстве». Впрочем, «что-то» для всех очевидно — миграционная политика Меркель и, в частности, упорное нежелание «мамы-бабушки Германии» назвать потолочную цифру миграции.

Приятель, сторонник АдГ (AfD) (Альтернатива для Германии), русскоязычный немец, проживающий в Берлине, рассказал, что он с несколькими сторонниками «Альтернативы» пришёл на предвыборное собрание канцлерин с целью задать вопрос об этой пресловутой потолочной цифре. Спросить ему удалось, но это мало что прояснило.

Меркель ответила, как обычно, уклончиво, что озвучивание потолочной цифры было бы нарушением конституции. «А если будет 50 миллионов?»- выкрикнул кто-то из зала. Ангела не ответила и микрофон ушёл к следующему.

Таким образом, таинственная, неозвучиваемая цифра, на которой европейско-германская толерантность вступила в противоречие с элементарным здравым смыслом, повисла в воздухе.

Назвать верхнюю цифру просит не только мой притель, но и лидер партии ХСС, Хорст Зеехофер, который пришёл на выборы за руку с Ангелой Меркель. Лидер Баварии  занимает в вопросе миграции более жёсткую позицию.

«Мы за верхнюю границу (приема беженцев Л.М.) и будем всячески выступать за это, до и после выборов»

— заявил Зеехофер.

Уже после выборов в результате переговоров лидеров ХДС и ХСС всё-таки было озвучено  некоторое подобие мистической цифры: не более 200 тысяч мигрантов в год. Но, учитывая воссоединение семей тех, кто уже получил статус беженца, не совсем ясно, как эта цифра будет соблюдаться.

Так почему, всё-таки, немцы, хотя и в меньшем количестве, проголосовали за христианских демократов или, как их ещё называют, за консерваторов? Ответ содержится в вопросе. Граждане Германии хотят, чтобы ничего не менялось, и их можно понять.  Вспомним хотя бы  китайское пожелание врагу: «Чтоб ты жил во времена перемен». Уже многие годы немцы наслаждаются спокойной, обеспеченной жизнью и хотят стабильности.

 Именно эту желанную стабильность обещает партия Меркель: никаких новых налогов,  никаких новых правил игры, никаких радикальных реформ.

Не случайно слоган: «За Германию, в которой мы хорошо и с удовольствием живем» был размещен на десятках тысяч предвыборных плакатов по всей стране. Кроме того, было обещано повысить детские пособия и пенсии для женщин, у которых есть дети и увеличить инвестиции в образование, науку и строительство дорог.

 

СДПГ (SPD) — 20,5% голосов. В 2013 — 25,7%

После выборов 2017 СДПГ ушла, как выразился лидер партии Мартин Шульц, «в жёсткую оппозицию». И это несмотря на то, что программы двух, как их называют, народных партий, мало чем отличаются друг от друга.

У СДПГ тот же стандартный, джентльменский предвыборный набор обещаний, что и у ХДС: повысить пенсии и заработную плату,  увеличить инвестиции в образование, медицину и строительство дорог.

У социалистов, правда, эти обещания немного покруче: снижение платы за содержание в детских садах до полной отмены, увеличение родительских денег и гарантия полной заработной платы тому родителю, который ухаживает за ребёнком до одного года.

По мнению некоторых обозревателей, такие траты не по плечу даже самой богатой стране Европы. Партии-близнецы, повторяю, очень похожи и то, что бывший «Рабочий союз» причёсывается налево и обещает повысить налог с дохода богатых граждан Германии, не вносит большой разницы в их политические физиономии.

 Потеря голосов СДПГ, возможно, объясняется не только уходом голосов к АгД, но и не слишком харизматичной фигурой её лидера Шульца, который с большим отрывом проиграл предвыборные дебаты Меркель. Во всяком случае, об этой причине перехода сказали два знакомых немца, которые всегда раньше голосовали за социал-демократов. Кроме того, по их мнению, у председателя СДПГ нет должной компетенции и лидерских качеств, чтобы занять пост канцлера.

 

АдГ (AfD), Альтернатива для Германии — 12,5%. В 2013г. — 3,6%

«Альтернатива для Германии», хотя и находится в детсадовском возрасте (год рождения 2012) стала третьей силой в парламенте. Многие её члены, как и первый лидер партии Бернд Лукке (2013-2016 г.г.), вышли из ХДС.

Поначалу, политическая суть «альтернативы» заключалась, главным образом, в несогласии с повышением уровня европейской интеграции. «Альтернативщики» выступали за пересмотр немецкой политики финансовой помощи остающим странам Европы и, в частности, критиковали подписание канцлерин пакета финансовой помощи республике Кипр. Критика иммиграционной полититки Меркель (до знаменитого приказа Меркель «Впустить» оставалось ещё три года) звучала как побочная тема.

Тем не менее, уже на первом сьезде АдГ Бернд Лукке заявил:

Александр Гауланд и Алиса Вайдель

«…простых и малообразованных людей из других стран не следует принимать в Германии, поскольку они всё равно не смогут приспособиться к современному обществу и не имеют шансов получить достойную работу».

 

В 2015 году, когда на посту председателя партии Лукке сменили Александр Гауланд, Алиса Вайдель и Фраука Петри, главной темой «АдГ» становится противодействие неограниченной миграции. Впрочем, партию называют право-популистской не только за это. К главным причинам такой репутации надо отнести два заявления Гауланда:

«Немцы могут гордиться подвигами немецких солдат в Первой и Второй мировых войных»

и «… пора перестать ставить нам упрёк 12 лет нацизма.»

Петри — многодетная мама и после выборов заявила о выходе из «АдГ» и создания собственной партии.

Что касается Вайдель, то откровенная лесбиянка довольно экзотическая фигура на немецком политическом небосклоне. Также, как и Гауланд, она остро критикует иммиграционную политику Меркель, но в её позиции больше логики и здравого смысла. Так Алиса призывает правительство инвестировать в «специальные экономические зоны» на Ближнем Востоке (вспомни китайскую мудрость: «дайте голодным не рыбу, а удочку»), чтобы образованные и квалифицированные специалисты оставались в их, родных странах.

Многие немцы, с которыми я разговаривал, поддерживают эту позицию АдГ. Вайдель  противник выхода Германии из ЕС, но, одновременно, призывает экономически слабые государства, такие как Греция, покинуть Союз. Необычным для немецкого политика является и тот факт, что Алиса, в основном живёт в Швейцарии и там платит налоги.

 

Свободные демократы (СвДП), FDP — 10,7%. В 2013 — 4,6%
Related image
Кристиан Линднер

Третья разновидность демократов после христианских и социалистических, «свободные  демократы» (председатель Кристиан Линднер), после перерыва 2013-2017 г.г. вернулись в Бундестаг, где они (дольше чем какая-нибудь другая партия) провели 41 год.

Эта партия борется за свободу личности и болезненно реагирует на действия властей, которые, по её мнению, нарушают принципы индивидуальной свободы и не соблюдают права граждан: прослушивание телефонных разговоров, ужесточение в аэропортах осмотра багажа, содержание без достаточных оснований в тюрьме и т.п.

СвДП не совсем обычная партия. В её предвыборных обещаниях левые убеждения, подчас,  перемешиваются с правыми. Так в экономической сфере «свободные демократы» за уменьшение налогов, отказ от регулирования финансовых рынков и уменьшение роли государства, а во внешней — приветствуют укрепление и углубление связей между странами Евросоюза. Вместе с тем они критически относятся к миграционной политике Меркель и вместе с «АдГ» заявили о необходимости провести расследование — соответствует ли закону  единоличное решение канцлерин открыть границу для мигрантов в 2015 году.

 

«Зелёные» (Bündnis 90) — 9,5%. 
В 2013 г. — 8,4%.
Гёринг Эккардт и Джем Оздемир

В отличие от «свободных демократов», «зелёные» (сопредседатели Гёринг Эккардт и Джем Оздемир) однозначно шагают левой. Их экологические требования год от года увеличиваются по нарастающей: отключить 20 угольных электростанций и даже запретить к 2030 году автомашины с двигателями внутреннего сгорания. В экономике «зелёные, предлагают снизить на 12 миллиардов евро расходы на семейные бюджеты.

В качестве условия для участия в правительственной  коалиции «зеленые» по инициативе депутата бундестага Фолькера Бека (Volker Beck) утвердили пункт о возможности «брака для всех» независимо от сексуальной ориентации. «Я не хочу жить в стране, где в зависимости от предпочтений в любви будет различаться, какие у кого права»- заявила Гёринг Эккардт. В миграционной политике «зелёные» «больше роялисты чем король», и выступают против дальнейшего ужесточения законов о праве на убежище.

 

Меркель движется вправо

После выборов 2017 на встрече с молодыми членами ХДС бундесканцлерин впервые признала ошибку известного приказа «Впустить»:

«События 2015 года не должны и не имеют права повториться».

Эти слова, скорее всего, свидетельствуют о повороте партии Меркель в сторону правого консерватизма. Об этом же говорит и поддержанный ею запрет на публичное ношение никаба (закрывающий лицо мусульманский женский головной убор с прорезью для глаз Л.М.).

Кроме того, сразу после выборов был одобрен бундесканцлерин новый пакет антииммиграционных мер: не рассматривать заявление на предоставление убежища беженцам без достоверных документов, упростить процедуру принудительной высылки отказников, а всех задержанных в Средиземном море нелегалов размещать во временных лагерях в Египте.

 

Коалиция «Ямайка»

Так называют коалицию трёх партий ХДС/ХСС, СвДП и «Зелёных». Название объясняется цветами государственного флага Ямайки, которые соответствуют цветам партий: чёрный, жёлтый и зелёный. Непростые переговоры, которые начались 15 октября, либо приведут к смещению «Союза 90» вправо, либо, что более вероятно, к полевению ХДС/ХСС. Такого совмещения в правительственной коалиции столь разных по политическим взглядам партий на уровне Бундестага раньше не было и глава земельной группы ХСС в Бундестаге Александр Добринд даже считает, что «Ямайка» «не столько проект, сколько эксперимент».  В случае неудачи переговоров (максимальный срок три месяца) предстоят досрочные выборы.

 

Послесловие

Впрочем, не компромисс между ХДС и «зелёными» и не создание коалиции составляет сегодня основную проблему политической жизни Германии.

Основная проблема в острых противоречиях между АдГ и остальными партиями, прошедшими в Бундестаг. Противоречиях, которые, в основном, фокусируются на миграционной политике.

Сразу после выборов Меркель и Гауланд обменялись уколами. Канцлерин пообещала в конце срока «отвоевать» голоса у «Альтернативы», а Гауланд, заявил, используя непривычный для немецкой парламентской культуры лексикон:

«Мы будем охотиться на госпожу Меркель» и «Мы вернём нашу землю и наш народ».

Никогда ещё после окончания войны политический ландшафт в ФРГ не был таким противоречивым, запутанным и туманным. Как сказал кто-то из юмористов «Всё не только не так просто, но и просто не так».

 

Октябрь 2017

 

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s