Зман шауль (*)

 

.

Моти Карпель

 

Даже минималистский вариант законопроекта об изгнании семей террористов был воспринят Биньямином Нетаниягу с кислой рожей. Беннет и Шакед были вынуждены навязать этот законопроект ему, и по политическим причинам он был вынужден согласиться.

Image result for ‫נדב ארגמן נתניהו‬‎Причину такого кислого отношения, которое Нетаниягу не хотел детализировать, объяснил глава ШАБАКа Надав Аргаман. Согласно публикациям в СМИ, он полагает, что

«вместо того, чтобы создать устрашение, которое уменьшит террор, этот законопроект обострит напряжение в Иудее и Самарии».

 

Чего беспокоиться: ведь если законопроект создаст напряжение и породит гнев, то это признак того, что он вызывает у них боль, а следовательно устрашает и приведет к тому, что хотя часть убийц дважды подумают перед тем, как совершить теракт.

А если законопроект не имеет смысла, то зачем вызывать излишнее напряжение?

Кроме того, угроза «обострения напряженности» беспорядков ожидаются у нас всегда.

Так было перед объявлением вне закона радикального исламского движения. Так было перед переводом американского посольства в Иерусалим. Эта угроза почти всегда оказывается пустой, но даже если бы была настоящей – то именно для этого у нас есть ШАБАК.

Настоящая причина сопротивления главы ШАБАКа законопроекту заключается в том, что он хоть и борется с террором и на тактическом уровне достигает успехов, но на стратегическом уровне смертельно боится победить.

Он предпочитает террор «на малом огне» и относительно «под контролем», чем ликвидированный террор. Ни Нетаниягу, ни главы системы безопасности не стремятся к победе над арабским террором. Они удовлетворяются тактическими достижениями. Это причина их сопротивления законопроекту. По их мнению, это может быть чересчур болезненным для террористов.

Высшая цель Нетаниягу и глав системы безопасности – любой ценой сохранить «тишину». Наша геополитическая система, сформировавшаяся ословскими соглашениями, стоит перед взрывом, и именно этого они опасаются. Они боятся кардинального изменения положения.

Внутренние противоречия этой геополитической системы все больше вскрываются и угрожают ей взрывом изнутри. Достаточно напомнить пример поразительного абсурда перевода чемоданов с долларами ХАМАСу.

Выдача катарских денег в Газе

Если война с террором обязывает заботиться о пропитании террористов, если глава ШАБАКа предпочитает террор на малом огне уничтожению террора, если борьба с террором обязывает согласование с Абу-Мазеном, для которого террор является оправданием его режима, — то это признак, что геополитическая система уже не может объять свои противоречия. Это значит, что вскоре система взорвется.

Биньямин Нетаниягу гасит пожары, реагирует на вводные, закрывает прорехи и тянет короткое одеяло то туда, то сюда. Он пытается держать за узды коня, вырывающегося из-под контроля. Он делает все, чтобы отодвинуть конец. Хоть он специалист по работе в стрессовых ситуациях, в поддержании устойчивости системы, в торможении процессов, но у действительности своя динамика.

Невозможно вечно тормозить. Любая политическая система изживает себя на каком-то этапе. Ничто человеческое не вечно. Как «невозможно дважды пересечь ту же реку», как сказал известный греческий философ, так же невозможно остановить развитие истории. В истории ни у кого нет права вечно стоять на одном месте. В истории нет места застою и параличу.

Если нет готовности к прорыву, нет смелости победить, то давление увеличивается, внутренние противоречия обостряются, пожары становятся сильнее, теракты тоже. Давление на систему усиливается и в итоге давление побеждает любого, кто станет на пути.

Застой 50-ти лет после Шестидневной войны вопит, требуя победы. Ложь о «палестинском народе» умоляет дать ей уйти из мира. Международная и ближневосточная действительность открыта для любой инициативы, любого желания победить. Все возможно для каждого, знающего свой путь.

Image result for trump white hall window openОкно возможностей дружественной американской администрации может закрыться вскоре, но Нетаниягу еще в окопе. Окопался в бункере. Он состоит не из тех материалов, из которых был Бен-Гурион. Он не первопроходец, не способен формировать действительность, а только консервировать ее.

Он живет одолженное взаймы время. Как в свое время царь Шауль из колена Биньямина. Тот не уничтожил Агага вопреки указанию пророка. Семейная слабость. Он был избран вести еврейский народ к реализации своего предназначения, но не выдержал экзамен. Царская власть была передана тому, кто лучше его. Эпоха Шауля будет вынуждена уступить место эпохе Давида, во главе интересов которого не «тишина», а преследовать врагов и достигать их, не возвращаться домой до уничтожения их». У истории нет сантиментов: того, кто тормозит ее, она умеет устранить с пути.

 

* — Пояснение переводчика: В заглавии игра слов: одолженное взаймы время или время Шауля

 

Источник на иврите — Макор ришон
Перевел Моше Борухович — МАОФ

Декабрь 2018

 

One comment

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.