Рассуждения пессимиста о право-левом уклоне

 

Владимир Янкелевич

 

«Те люди, у которых есть быстрые ответы на все вопросы, не несут ответственности за принятые ими решения»
Кларенс Томас. Американский юрист, судья Верховного суда США

 

Последние уличные беспорядки-протесты в Израиле, названные эфиопскими, с поджогами машин, драками и прочими безобразиями, сопровождавшиеся нападениями на полицию гражданами с израильскими удостоверениями личности, позволили почти ностальгически вспомнить «палаточный протест» 2011 года.

Отчего это прежние дни были лучше нынешних?

Когелет (Экклезиаст) не советует задавать такой вопрос: «потому что не от мудрости ты спрашиваешь об этом» (7-10). Но кто вообще следует советам?

Да и были ли они, прежние дни, лучше нынешних?

 

Эпоха перемен

Конфуций за пять веков до нашей эры предостерегал: «Не дай Вам Бог жить в эпоху перемен!» Но он как-то умолчал, что эпоха перемен не только изначальна, вечна и непрерывна, но и сбалансирована. Если появляется что-либо хорошее, то немедленно появляется компенсационное изменение к худшему.

С момента воссоздания, Израиль в кольце, мягко говоря, не очень дружественных стран.

Но перемены!

Сегодня ЦАХАЛ — самая мощная, самая боеспособная армия в регионе. Желающих скинуть Израиль в море, именно реально, а не на словах, не видно.

И тут же компенсация, чтобы соблюсти баланс. Нет возможности свалить Израиль снаружи, можно изнутри «великой леволиберальной идеей», а армию вовлечь в соревнование за звание «самой гуманной армии мира».

А что, идея, как идея, чтобы всем стало хорошо и гуманно!

— Но так не бывает!

— Ну и что? Мы рождены, чтоб сказкой пройтись по были.

 

Сказка:

Сделаем так, чтобы все были счастливы! Возьмемся все вместе и сделаем это!!!

Лозунг: «Железной рукой загоним человечество к счастью» — висел над воротами в Соловках

Веками люди были прагматичны, то новые земли захватывали, то соседей грабили… А что делать, если у них есть то, что мне нужно!!!

Но счастья хотелось! Идея счастливой жизни для всех, прекрасного и мирного времени была вброшена в мир. Естественно, обойтись без евреев это никак не могло.

За семь веков до н. э. пророк Исайя учил, что судьба каждого человека, его возможности «вкушать блага земли» зависит от него самого и определяется его правильными поступками:

«… перестаньте делать зло, научитесь делать добро; ищите правды: спасайте угнетенного; защищайте сироту; вступайтесь за вдову…» И если так все будет делаться, то наступят счастливые дни, «перекуют люди мечи свои на орала, и копья свои на серпы, не поднимет народ на народ меча, и не будут более учиться воевать».

Исайя, вероятно, был первым либералом, истинное величие его слов можно по достоинству понять и оценить лишь на фоне современных Исайе идеалов военного могущества и грубой силы обширных империй. Конечно, его не слушали, и по сей день эти слова лишь нравственный ориентир человечества, так и не реализованная великая еврейская мечта.

Но мысль, что человек своими действиями может изменить мир к лучшему, стала доминантой иудео-христианской цивилизации. Слова Исайи украшают здание ООН, как бы давая ориентир чиновникам, правда, пока безуспешно.

Хочет, хочет человек достичь счастья, но все никак не приблизится.

Лучшие умы волновались: наше предложение счастья так прекрасно, но вот люди… Они подкачали.

Философия Руссо и энциклопедистов провозгласила права человека. Затем строгая логика мужей Великой французской революции подняла их на щит: каждый обладает определенными неотъемлемыми естественными правами человека — об обязанностях аккуратно умолчали, и попыталась что-то такое устроить под девизом «Свобода, равенство, братство».

Но люди, опять люди… Им оказалось нужно не это.

И вот 12 октября 1793 года рождается декрет, предписывающий уничтожение Лиона, естественно ради счастья людей. Пункт 6-й Декрета гласил:

На развалинах Лиона будет воздвигнута колонна, которая сообщит потомству о преступлениях роялистов этого города и об их наказании; на ней будет выгравирована следующая надпись:

«Лион восстал против свободы, — Лиона больше нет».

Так реализовывалась либеральная дорога к счастью.

Писатель и художник, интеллектуал Герман Гессе в своем главном романе «Игра в бисер», за который он получил Нобелевскую премию, сформулировал этот тезис мягче и красивее. В нем меньше «железа», но смысл тот же:

«Если мы можем сделать человека счастливей и веселее, нам следует это сделать в любом случае, просит он нас о том или нет».

Это не было уделом отдельных маргиналов. В одном из писем Боткину Белинский писал:

«Люди так глупы, что их насильно надо вести к счастью. Да и что кровь тысячей в сравнении с унижением и страданием миллионов».

В школе нам об этом не рассказывали, могло не понравиться.

Илья Эренбург, любимец советской интеллигенции за мемуары «Люди, годы, жизнь», отметился с такой же максимой. В его в пьесе «Ветер» об испанской революции XIX века предводитель повстанцев Хорхе Гонгора говорит, что «Слепцов в рай надо загонять бичом».

Гонгора

Наш рай — дорога в край,
Куда нельзя никогда прийти,
Нет рая выше, чем борьба за рай,
Нет счастья слаще, чем всегда идти.

Альда

Но если люди в этот рай идти не захотят?
Что, если им милей привычный с детства ад?

Гонгора

Я их заставлю! Я сожгу их затхлый дом.
Слепцов в рай надо загонять бичом!..

И в романе «Хулио Хуренито» Эренбург снова повторяет тот же тезис:

«Мы ведем человечество к лучшему будущему. Одни, которым это не выгодно, всячески мешают нам. Прячась за кусты, они стреляют в нас, взрывают дорогу, отодвигают желанный привал. Мы должны их устранять, убивая одного для спасения тысячи. Другие упираются, не понимая, что их же счастье впереди, боятся тяжкого перехода, цепляются за жалкую тень вчерашнего шалаша. Мы гоним их вперед, гоним в рай железными бичами. Дезертира-красноармейца надо расстрелять для того, чтобы дети его, расстрелянного, познали всю сладость грядущей коммуны!»

Люди любят простые решения. Так уж они устроены.

«Расстрелять», «чтобы дети… познали сладость».

Как легко принимают эту идею радетели народного счастья!

Чехов в «Доме с Мезонином» писал, что

«Нужно освободить людей от тяжкого физического труда… Нужно облегчить их ярмо, дать им передышку, чтобы они не всю свою жизнь проводили у печей, корыт и в поле, но имели бы время подумать о душе, о боге, моги бы пошире проявить свои духовные способности … Если бы все мы, городские и деревенские жители, все без исключения, согласились поделить между собою труд, … то на каждого из нас, быть может пришлось не более двух-трех часов в день. Представьте, что все мы богатые и бедные, работаем только три часа в день, а остальное время у нас свободно…»

И вот, по мысли Чехова, все поровну стали заниматься физическим трудом… Появилось бы свободное время. Но страшно далек он от народа. Ему кажется само собой разумеющимся, что свободное время народ направит на все хорошее, а все плохое исчезнет. Ну чем не Исайя? Что думал тот самый народ, Чехову было невдомек.

Ох, и не любили идеалисты тех, кто умел делать дело. А мысли, упакованные в красивую оболочку привлекали, манили… Ведь это же так просто. Сделай по-нашему и наступит счастье!

Не наступает.

Те, кто в разные времена болел о тяжелой судьбе масс, страдал о народных тяготах, инстинктивно ощущали (а некоторые даже и ясно осознавали), что народу не нужна их забота, да и сами они чужды и в лучшем случае безразличны ему.

Понимали и чувствовали, но упорно, настойчиво и неудержимо стремились облагодетельствовать человечество, ну или, в крайнем случае, своих соотечественников сначала в России, далее — везде.

Были среди счастьеустроителей просто различные «темные личности», черпающие в этом свою дозу адреналина, но были и люди достойные, честные. Зачем же так стремились они к тому, о чем их никто не просил, зачем столько хлопотали они о подарке, который — они знали — даруемый не хочет получать, а при случае найдет способ вернуть, возможно неучтиво и даже грубо? Зачем пилили сук, на котором сидели?

Скорее всего ими двигала собственная внутренняя мотивация, давило ощущение окружающей грубости, грязи, пошлости, уродства… Страдают они от несовершенства мира! Но вместо того чтобы увидеть рядом с собой ближнего и понять, что ему этому отдельному, живому, дышащему человеку, а не абстрактной народной массе нужно, вместо этого улучшатель мира забывает и себя, и своего ближнего ради абстрактной идеи.

Не то чтобы ближний совсем не интересен. Тут дело в другом. Сама борьба с устоями как таковая играет роль допинга, определенного наполнения жизни.

Конечно можно и в кабаре податься… Только пристрастие к преобразованию мира имеет одно определенное преимущество — не возникает вопрос, чем же заполнить перерывы. Так Некрасов, проигравшись в карты, поутру страдая от бурного вечера, начинал писать «Только не сжата полоска одна», страдать за народ. А когда голова проходила, привычно возвращался к картам и прочим удовольствиям неправедной жизни…

Но стремление «улучшать мир» — это дает конечную цель, к которой можно постоянно стремиться постоянно, без перерыва. В этом «пилящие сук под собой» находили оправдание своей жизни. Они становились властителями душ, они формировали общество.

А как же — «Поэт в России больше, чем поэт!»…

«Куприн, Чехов, Толстой, Достоевский, если и на чем сходились, так на ненависти к дельцам, то есть, людям, умеющим делать дело. Мужикам, аристократии, интеллигенции при случае можно и посочувствовать, но как только дело доходило до промышленников и их приспешников, преуспевающих инженеров, наши классики начинали лютовать, решительно ломая попавшиеся под руку табуретки. В чеховской «Моей жизни» все — хороши, но инженер Должиков — просто тупое, хищное, самодовольное животное. Граф Толстой не случайно швыряет Анну Каренину под колеса паровоза, олицетворявшего для него технику и вползающий на ней в мужицкую Россию капитализм».
Эдуард Бормашенко

Им удалось многое, например, сформировать общество, в котором одна часть одобряла кровавый террор и насилие, а другая видела в нем просто необходимое зло. Но все они вместе восторгались доблестью и ловкостью борца… из-за красоты и бескорыстия его целей!

Российские анекдоты начала 20 века:

«Его превосходительство генерал-губернатор принимал вчера у себя во дворце поздравление от подведомственных ему чинов по случаю благополучного трехнедельного его правления краем».

«Секретарь:
— Биография нового генерал-губернатора лежит в запасе уже третий день. Разобрать ее?
Редактор:
— Оставьте. Сразу пустим в некролог»

«Когда убийца становится революционером?» — задавался хитрый вопрос в популярном в те годы анекдоте. «Когда с браунингом в руке он грабит банк». — «А когда революционер становится убийцей?» — «В том же случае».

Властители душ… Тонкие люди… Они не знали и не ведали, куда звали людей. Сегодня мы это знаем. За один год, начиная с октября 1905-го, в России было убито и ранено 3 611 государственных чиновников. К концу 1907 года число государственных чиновников, убитых или покалеченных террористами, достигло почти 4 500 человек. Если прибавить к этому попутные случайные жертвы, а это 2 180 убитых и 2 530 раненых, то общее число жертв в 1905–1907 годах составляет более 9 000 человек.

Все это невозможно без странной, самоубийственной поддержки общества, сформированной «властителями душ», «людьми доброй воли».

Много позже в Израиле изобретут выражение «Жертвы мира»…

А как же просвещенные европейцы? Они смотрели на русских радикалов как на борцов за свободу с деспотическим и варварским режимом, принимали и укрывали их у себя…

Они говорили, «…пусть даже они и использовали недопустимую тактику, но у них великие цели», и многие желали удачи русским революционерам.

В либеральных кругах, среди университетских профессоров, учителей, инженеров, журналистов, адвокатов, врачей, а также промышленников, директоров банков и даже некоторых правительственных чиновников, помощь экстремистам стала признаком хорошего тона. Без их финансовой и моральной поддержки так разложить общество было бы, скорее всего, невозможно.

Вот что пишут «Полицейские ведомости 1905-1913» (архив):

Летом 1905 года в Народном доме, среди массы людей, тяжело ранен пулей в голову один из околоточных надзирателей, известный своей корректностью. Покушение на убийство произведено не из чувства мести, а просто потому, что он носит полицейский мундир. Среди тысячи людей, бывших в зале, не нашлось ни одного порядочного человека, который указал бы убийцу, и, благодаря этому, последний ускользнул от рук правосудия.

Осенью того же года агенты сыскной полиции задержали на Шулявке одного опасного преступника, оказавшего вооруженное сопротивление. Сбежавшаяся толпа зверски растерзала как преступника, так и двух агентов, а одного агента тяжело ранила дубинами и ножами, изрезав ему всю кожу на голове. Среди многочисленной толпы не только не нашлось ни одного человека, который изобличил бы обвиняемых, а, напротив, в военный суд явилось несколько человек, которые ложно удостоверили их невиновность…

Интересная фигура — Сергей Григорьевич Коваленский, российский сенатор, тайный советник, директор Департамента полиции в 1905 году. Он, конечно же только из лучших побуждений, слил Владимиру Львовичу Бурцеву целый список различных революционеров, взаимодействовавших с департаментом полиции. А дворянин Бурцев предал все эти сведения гласности. Возможно, его трепетное сердце грело, что он за свои разоблачения секретных сотрудников Департамента полиции получил прозвище «Шерлока Холмса русской революции». Позже, в 1917, по приказу Л. Д. Троцкого его арестовали, но времена были почти вегетарианскими, и он не вкусил всех плодов своей борьбы — смог из Крестов отправиться в Париж…

Не всем так везло.

Борьба за все лучшее, за счастье для всех стала модой, только вот пролитая кровь подешевела.

Сложно понять все это.

Российские исторические исследования откорректированы «Министерством Правды»[1], деятели эмиграции, в свою очередь, старались не отразить действительность, а показать себя в нужном им свете… Разобраться, что писали советские историки, даже такие, как академик Тарле, где он писал, что думает, где совсем противоположное, а где просто зашифрованный месседж между строк, может разве что Борис Тененбаум.

На мой взгляд, наиболее интересен американский ученый, автор ряда широко читаемых книг по истории России, Уильям Брюс Линкольн.

Он писал, что российский терроризм распространился в то время, когда «убийства, самоубийства, сексуальные извращения, опиум, алкоголь были реалиями русского Серебряного века». Это был период культурного и интеллектуального брожения и декадентства, отторжения не только официальной Православной Церкви, но духовности вообще. Нужен был какой-то иной высший принцип, его не было, бунт и насилие всякого рода заняли его место.

Аналогия с сегодняшним днем достаточно очевидна. Надо ли перечислять?

 

Первый промежуточный вывод:

  • Радетели неотъемлемых естественных прав человека упускают обязанности этого человека.
  • Счастьеустроители быстро поняли, что объект их заботы не рвется стройными рядами шагать по указанному ими пути. И решили «в рай загонять бичом».
  • Кровь объектов экспериментов по устройству счастья — приемлемые издержки: «…что кровь тысячей в сравнении с…» — далее можно подставлять слова по своему усмотрению.
  • Для этой кровавой деятельности нужно соответствующий настрой общества. На этой ниве успешно трудились и трудятся писатели, поэты, журналисты… Все, чье слово услышит не только жена. Естественно, они только за хорошее и против плохого.
  • Все это создает базис — «Весь мир насилья мы разрушим, до основания…»
  • И мир разрушают, естественно, ради счастья.

 

Экспорт «железной руки»

Не заметить потенциал «великой либеральной идеи», ее боевое применение было просто невозможно. Знаковой фигурой в этом стал некий Вилли Мюнценберг.

Он сошелся с Лениным в Швейцарии. Тогда его еще не называли «красный Геббельс», это впереди.

Талантливый организатор, он творчески развил указание Ленина — обеспечить пропаганду идей коммунизма, прежде всего среди европейской элиты.

Исключительно ясно была сформулирована конечная цель:

«…добиться, чтобы у правильно мыслящих некоммунистов Запада сложилось главное политическое убеждение нашего времени: вера в то, что все те точки зрения, которые содействуют целям Советского Союза, вытекают из основных элементов человеческой порядочности».

Его работа на этом попроще и сегодня в значительной степени определяет интеллектуальную атмосферу западной элиты.

Вилли Мюнценберг

«Все новости — это ложь, а вся пропаганда замаскирована под новости»
Вилли Мюнценберг

Например, когда весной 1920 года Михаил Тухачевский, командующий Западным фронтом, обратился к войскам:

«На западе решаются судьбы мировой революции. Через труп белой Польши лежит путь к мировому пожару. На штыках понесем счастье и мир трудящемуся человечеству. На Запад! К решительным битвам, к громозвучным победам! Стройтесь в боевые колонны! Пробил час наступления. На Вильну, Минск, Варшаву — марш!»[2]

Он был уверен в себе, только Польша не соглашалась стать трупом.

И именно тогда была развернута Мюнценбергом компания «Руки прочь от Советской России!». То есть, Россия решила превратить Польшу в труп, но «Руки от нее прочь».

К 27-му году Мюнценберг окончательно формирует систему мировоззрения, которой с тех пор придерживается каждый уважающий себя леволиберальный интеллектуал, это: антиколониализм, пацифизм, антифашизм. Понятно, что в 27-м году, как и в 23-м Гитлер никакой опасности для Европы не представляет. Кто же тогда фашисты? А фашисты — это буржуа и социал-предатели. В 28-м году к власти в Веймарской Германии приходит правительство социалистов Германа Мюллера. Он-то и есть главный социал-фашист.

Отдадим Мюнцербергу должное. Именно под его умелой рукой родились основные приемы современной массовой пропаганды, такие, как представление преступника несчастной жертвой, приписывание противнику своих преступлений, тотальное игнорирование фактов, создание бесконечных комиссий, комитетов… В них, этих комитетах, удавалось придавать откровенному вранью статус общественного мнения. В общем, все это те же приемы, что используют страны-изгои и исламские террористы и в наши дни. Ничто не ново под луной…

Но главным его детищем все же представляется перенос главных усилий на создание агента нового типа — агента влияния.

Кто такие, эти агенты? Они не морочат голову контрразведчикам, не рассказывают сказки, откуда появились их пальчики на чемодане радистки Кэт. Они заняты другим. Осознано или не осознано они продвигают интересы иностранных государств или политических партий. Лучшими агентами влияния являются именно те «властители дум», которые делают это абсолютно искренне. Их отвращает мир индустриализации и торговли. Нет в нем места романтике и героям, осененным нравственным ореолом. А если нет, то миру насилья нужно противопоставить чистого героя, не запятнанного приземленными целями, жертвующего собой для блага всех.

Этих агентов Ленин называл «полезными идиотами». Идиоты — звучит некрасиво. Лучше — «Люди доброй воли».

Дональд Гамильтон в 1977 году в книге «Разум человечества»[3] их охарактеризовал так:

Пришли времена, когда казалось, что люди доброй воли уже исчезли… Куда ушли люди доброй воли?… К счастью, наша страна была создана людьми доброй воли, которые руководствовались позитивными революционными концепциями философов прошедших эпох…

Очень выразительно. Пришли иные времена, мир изменился, но все равно тянет к революционным концепциям философов прошлого…

Находить «агентов влияния» было не сложно. Существовало много честных и влиятельных людей, которым просто претила сама мысль о войне, дикой и ужасной бойне и очевидно бессмысленной жестокости. В свободном и благополучном обществе они были в изобилии.

«Ленин называл их «полезными идиотами», — те, кто живя в либерально-демократических странах, оказывали моральную и материальную помощь идеям тоталитаризма, и которые, на самом деле, собственными руками готовили петлю на которой их бы и повесили. Почему люди, наслаждающиеся свободой и процветанием, столь неистово стремились уничтожить и то и другое? Ответа на этот вопрос нет и в наши дни. Сегодня, полезных идиотов можно найти среди сторонников политики умиротворения, рефлексивного антиамериканизма, и сентиментального идеализма, которые пытаются противостоять необходимым мерам в отношении еще одной идеологии ненавидящей свободу — радикального ислама».
Брюс Торнтон (Bruce Thornton), профессор Университета во Фресно, штат Калифорния

Талант Мюнценберга не остался неоцененным, 21 октября 1940 года он был найден повешенным в лесочке под Греноблем.

Невольно возникает вопрос. Уже повесили Мюнценберга, уже вроде развенчали Сталина… Но современные «полезные идиоты» неизменно слепы и глухи к голосу здравого смысла. Их идеи велики и неизменны, это фетиш. Они переполняют свои страны сомнительными беженцами, пытаются выкручивать руки Израилю для заключение мира любой ценой, в то время, как противоположная сторона ни о каком мире и не помышляет!

Есть среди них те, кто не хотят ничего плохого… Критикуют? Это хорошо, полезно. Обществу нужна критика, иначе оно застынет, как «мамонтенок Люба», найденный на полуострове Ямал. Но идеи социалистического переустройства мира легко доводятся до абсурда и быстренько начинают «пожирать своих детей».

Второй промежуточный вывод:

  • Счастьеустроители попадают в ловушку красивых слов, но незаметно для себя превращаются в новый тип агента — в агента влияния, действующего во вред собственной стране. Кукловоды остаются за ширмой.
  • Кукловоды меняются в зависимости от субъектов и объектов воздействий. Вот, например, «Новый израильский фонд». Он основан лидерами крайне левой организации «Шалом Ахшав» (мир немедленно). Центр управления Фондом находится в США, где собирается большая часть пожертвований, но проекты осуществляется в Израиле. Фонд привлекает людей своей как бы целью: «продвигать ценности уважения человеческого достоинства, закрепленные в Декларации о независимости, которую он рассматривает как ключ к безопасности и стабильности Израиля в долгосрочной перспективе». Под это можно найти сторонников. Но реально для Израиля — это иностранная организация, получающая финансирование от иностранных граждан, правительств и недружественных субъектов, таких как фонды Джорджа Сороса. Высшая цель Фонда — уничтожение еврейского характера Израиля. В отчете о деятельности «Нового Израильского фонда» говорится, что в новом курсе, который будут проходить юристы, получающие образование в университетах, особое внимание будет уделено правам человека и методам борьбы с еврейским национализмом в государстве Израиль. Недавние эфиопские протесты, профинансированные из этого «Нового фонда», видимо это и есть заявленная борьба с еврейским национализмом.
  • Американские демократические евреи, от них фонд получает почти 90% средств от бюджета в 27 млн. долларов, они незаметно для себя стали теми самыми агентами влияния. Но, естественно, «ради блага Израиля», только в своем понимании.

 

Я бы в левые пошел, пусть меня научат!

А что, на их стороне любовь и энтузиазм миллионов, но самое главное — любовь СМИ.

<Слева — равенство. Справа — привилегии. Слева — демократизм. Справа — элитарный ритуал. Слева — солидарность. Справа — все для себя, любимого>.
Илья СМИРНОВ[4]

И вообще, левые всегда на стороне трудящегося большинства против тех, у кого деньги и власть, на стороне униженных и чем-то оскорбленных…

Прекрасные идеи! Строимся в стройные колоны и левым маршем… Куда?

Только какие левые? Сегодня «старые левые» уже отошли в прошлое. Вместо них на мировой сцене появились «Новые левые». Идеологическую базу им дали философы-неомарксисты Франкфуртской школы. Они, плоть от плоти буржуазного классового общества, растолковали, что оно, это буржуазное классовое общество, превратилось в монолитную тоталитарную систему, в которой революционная роль преобразования общества переходит к интеллигентам и аутсайдерам.

А аутсайдеры это кто? А все, кто считает себя (или его уговорили) в чем-то ущемленным. Естественно это всевозможные беженцы, расовые, этнические, религиозные и сексуальные меньшинства, веганы и феминистки, экологи и пацифисты, радикалы всех мастей, мусульмане вообще и палестинцы в частности…

Теперь это новый революционный базис!

«Новые левые» начинали с протестов, как без этого, против бездуховности «общества потребления», массовой культуры, унификации человеческой личности, выступали за «прямую демократию», свободу самовыражения — в общем, за все хорошее против всего плохого. Начало было ненасильственным, но быстро перешло к экстремистской деятельности.

Вадим Ротенберг, профессор Тель-Авивского университета, обратил внимание на бесплодность и бесперспективность полемики между правыми и левыми в Израиле, неспособность ее участников понять и принять аргументы противоположной стороны.

Разумеется, здесь речь не идёт о ситуации, когда принадлежность к тому или иному лагерю приносит человеку реальную выгоду, ибо в этих случаях вообще невозможно говорить об искренности позиции, а речь идёт только о подлинной убежденности, о добросовестной непроизвольной глухоте к аргументам оппонента.

«Все догмы всегда левополушарны. И аргументы представителей левого лагеря, с их зацикливанием и игнорированием целостной картины действительности, не укладывающейся в желаемую схему, тоже отражает явное доминирование левополушарного стиля мышления. «Левизна» левых — нечто большее, чем каламбур. Это психофизиологическая проблема, объясняющая невозможность диалога между правыми и левыми».
Вадим Ротенберг

Но представляется, что дело не только в этом. Красота идеи о всеобщем равенстве и всеобщем процветании и благоденствии увлекает людей издавна.

Что необходимо для того, чтобы эта идея стала твоей личной доминантой?

  • Для начала нужно жить не особо заботясь о хлебе насущном, как правило, только в этом случае можно думать о всеобщем благе. Голодные заботятся о своем, им не до размышлений о всеобщем благе. В сегодняшнем «западном» «буржуазном классовом обществе» сытых достаточно, есть кому поволноваться о всеобщем благе.
  • Необходим определенный образовательный ценз. Ам аарец (עם הארץ) — простой народ, «люди земли», им не до отвлеченных философских конструкций, они заняты сегодняшним днем.
  • Но самое важное — отсутствие ответственности за конечный результат. Демократы США, считающие преступным забор против незаконных мигрантов на границе с Мексикой, они же за сочувствие к униженным и обездоленным! Ну и невозможность выслать нелегалов из Израиля, это же очень гуманно, ведь там, у себя дома им было плохо! Они хотят, как лучше. Правда будет, как всегда, но цели были увлекательны.

И все же, что делит людей на два непримиримых лагеря, настолько непримиримых, что даже раскалываются семьи…

Важная оговорка: правый и левый — это неустойчивые агрегатные состояния. Смотришь — ну правый, просто абсолютно, и вдруг как-то враз — левый. Бывает! Но главным образом с политиками…

Но это политики, а люди, электорат, они за кого?

«Самостоятельность суждений — привилегия немногих: остальными руководят авторитет и пример»
Артур Шопенгауэр

В общем-то мало, очень мало решают разумом.

Одни решают по привычке (за Аводу голосовали мой дед, отец, а потому и я) или сердцем, как призывали в России. Помните лозунг: «Голосуй сердцем!»? И ведь голосовали, не включая мозги.

Другие поддаются на сладкие голоса «Людей свободных профессий». Это раньше те занимались своей прямой функцией, писали, учили снимали фильмы… А сегодня они идут в политику, чтобы реализовать на практике свои великие идеи. Да и материально политика выгоднее…

Им противостоит другая группа. Это не только директора корпораций, банкиры и крупные менеджеры, но и каждый владелец мелкого и среднего бизнеса, любой независимый предприниматель. Он видит политическую ситуацию иначе. Предприниматель должен всё время анализировать свой бизнес, рассчитывать и планировать, чтобы не разориться. Он всегда в гонке, в соревновании, важно не опоздать, не ошибиться…

К «людям свободных профессий» это не относится. Главное, чтобы идеи были красивые, демонстрировали сострадание и душевную чуткость ко всем, кого они сочтут униженными, открытость всему высокому, самозабвенная увлечённость. И ополчившись на несовершенство миропорядка, придумав свои пути к его исправлению, они начинают бороться с социально-политическими, экономическими, религиозными и прочими устоями.

А СМИ? Они — демократический рупор, и «не только коллективный пропагандист, но и коллективный организатор!» Буква «И» (в слове СМИ) может вводить в заблуждение. Сегодня это уже не Средства Массовой Информации, а Средства Массовой Пропаганды. Естественно, им нельзя забывать о рейтинге, но это они умеют. Нельзя ставить читателя в тупик. Вот эти — хорошие парни, а вот эти — плохие. Голливудский стандарт. И ни в коем случае нельзя дезориентировать читателя, например показав, что Асад злодей, но те, кто с ним воюет ничуть не лучше, читатель окажется в тупике, а это, в свою очередь отрицательно скажется на рейтинге издания. Он не должен напрягаться, нужно за него подумать и дать уже приготовленное блюдо, любимое и понятное, на блюдечке с голубой каемочкой: Либерман остановит засилье харедим, а Сара, она всем управляет и бутылки сдает…

Или вот еще пример: СМИ растиражировали, что министр Рафи Перец предложил применять конверсионные методы лечения гомосексуалистов. Правда он этого не говорил, а всего лишь отвечал на вопрос корреспондента израильской вещательной корпорации «Кан» возможна ли «конверсия» гомосексуалистов. Перец ответил, что возможна. Ну не говорил он ни о каком «принудительном лечении» гомосексуалистов, не «проповедовал» таковое лечение, но в целях пропаганды СМИ, вернее СМП, могут вещать что угодно.

И тут очень хорошо работает принцип «отсутствие ответственности». Теоретически ответственность за клевету есть, но практически СМИ не раскрывают источник сведений, и вина получается — «ничья вина».

Недавно я прочитал на одном израильском сайте: «Израиль должен жить в мире со своими соседями!» Красиво сказано? Красиво, но глупо. Израиль должен стремиться к миру, а вот жить или не жить в мире зависит не только от Израиля, но и от соседей тоже.

 

Заключительный вывод:

Правые идеи апеллируют к разуму, левые к чувствам.

Те, кто, отодвинув в сторону эмоции, стремится разумом постичь действительность, выбирает трудный путь. Тех, кто живет эмоциями, их больше, а демократия — это власть большинства…

Кто выиграет в этом право-левом соревновании? Я думаю, что левые. Это про них сказано: «ибо они наследуют землю».

«Великое Левое Наступление» приостановилось на мгновение, замешкалось — в США пришел Трамп. Но то, что это фундаментальные изменения, мне кажется, и сам Трамп не верит.

P.S.

«Тот, кто следует разуму, доит быка.
Умник будет в убытке наверняка!
В наше время доходней валять дурака, 
ибо разум сегодня в цене чеснока».
Омар Хайям

___

[1] Министерство правды («миниправ») из романа Джорджа Оруэлла «1984», занимается непрерывной фальсификацией различной исторической информации (статистических данных, исторических фактов) на всех уровнях информирования населения: СМИ, книгах, образовании, искусстве, спорте, а так же сочиняет полностью вымышленные события и людей.

[2] Приказ № 1423 командующего Западным фронтом Михаила Тухачевского от 2 июля 1920 года.

[3] Hamilton, Donald L. «People of Goodwill», 1997.

[4] «Старческий маразм левизны» Илья Смирнов — российский журналист, левый консервативный публицист.

___

Особая благодарность Элеоноре Гевондян за ценные замечания и дополнения (автор).

 

Мастерская

Июль 2019

 

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.