Замкнутый круг 11 сентября

.
Виктория Вексельман

11 сентября 2001 года мы, израильтяне, восприняли, как личную трагедию. Мы к тому времени вкусили все прелести Осло, кровавые автобусы, детей, убитых на дискотеке, в кафе, обстрелы на дорогах, когда горе приходило в семьи друзей и близких, когда мы сами оказывались на волосок от гибели, потому что успели проехать опасный перекресток на пять минут раньше.

И мы тогда уже знали, что нет «религии мира» и отщепенцев-исламистов, что современный мир вступает в смертельную схватку со средневековьем. По крайней мере, мы так надеялись. Мы наивно надеялись, что наконец-то мир поймет, что делает для него Израиль, оценит нашу позицию, поддержит нашу борьбу с исламским террором. Этого не произошло.

Bush Quotes On Terrorism. QuotesGramАдминистрация президента Буша-младшего с подачи саудовского королевского дома разделила террористов на две категории – плохих исламистов и борцов за свободу палестинского народа от израильской оккупации. Бушу и его советникам казалось, что если бросить Израиль мусульманским лидерам на съедение, воины джихада успокоятся и не будут терроризировать Америку.

Ничего нового в этой тактике не было, потому что еще президент Рейган после взрыва казарм морских пехотинцев в Бейруте террористами ФАТХа тайно обещал Арафату создать палестинского государство в обмен на прекращение нападений на американских военнослужащих. Хотя в 1982 году все могло закончиться гораздо лучше, если бы Белый дом дал разрешение на ликвидацию Арафата. Но Белый дом преследовал свои цели и отдал другой приказ – беспрепятственно пропустить всю банду Арафата, всех главарей террора в Тунис.

В 2001 году президент Буш решил довершить начатое своим отцом, и расплатиться с арабскими диктаторами Израилем. После вторжения в Ирак он объявил: «Святая земля должна быть разделена» и предложил формулу «двух государств для двух народов».

Буш немедленно засекретил все связи исполнителей терактов 11 сентября с саудовским королевским домом, и пока небо над Америкой было закрыто, позволил высокопоставленным саудовцам покинуть Соединенные Штаты на частных самолетах.

Бомбардировки дружественной Саудовской Аравии не последовало, хотя большинство исполнителей были именно из этой страны. Буш решил бомбить Афганистан, потому что выяснилось (как-то вдруг), что «прозападные борцы с советской оккупацией» вовсе не прозападные, что Афганистан превратился в страну-убежище для террористов «Аль-Каиды» и Усамы Бин-Ладена.

За Афганистаном последовал Ирак, но вовсе не потому, что Ирак финансировал террористов «Аль-Каиды». Усама Бин-Ладен был гражданином Саудовской Аравии, а не Ирака, а Саддам Хусейн давал деньги «правильным террористам», то бишь «борцам за создание Палестинского государства». Ирак был главным нефтедобывающим конкурентом Саудовской Аравии и Эмиратов.

Ставил ли президент Буш перед собой задачу разгрома исламского террора? Нет. Именно он предложил называть ислам «религией мира» и попытался навязать мусульманскому миру ценности западной демократии.

Execution of Saddam Hussein (CNN, n-tv) - YouTubeУбирая Саддама-Хусейна и не ставя вместо него генерала-диктатора, как ему советовали дружественные арабские страны, президент Буш превратил Ирак в арену борьбы между шиитами и суннитами. С большинством шиитского населения в Ираке и при открытых границах с шиитским Ираном, Ирак все больше стал втягиваться в сферу интересов Ирана, чего не могла допустить Саудовская Аравия. А отсутствие железной руки при наличии коррумпированных «демократически избранных» правителях создало вакуум, который быстро заполнило Исламское государство.

Барак Обама решил бороться с Исламским государством двумя способами, заискивая перед суннитскими «Мусульманскими братьями», с одной стороны, и заигрывая с аятоллами, с другой. ИГИЛ он не уничтожил, зато организовал «арабскую весну», закончившуюся лютой «арабской зимой» и потоком беженцев в страны Европы. Иран же вплотную подошел к созданию ядерного оружия.

Генералы быстро поняли правила игры и бодро приступили к распилу бюджета. Миллиарды долларов были потрачены на строительство слишком дорогих и нерентабельных больниц, школы, где никто и никогда не учился, дорог, ведущих в никуда, на подкупы местных главарей, на оснащение местной армии новейшим оружием, хотя местные солдаты воевать за демократические ценности вовсе не хотели и при первой возможности бросали оружие и сдавались боевикам. Госдолг США достиг астрономических величин без какой-либо экономической отдачи для США.

Президент Трамп заявил о необходимости вывода американских войск с Ближнего Востока, мотивируя это тем, что деньги тратятся впустую, Америка не имеет даже доступа к иракской нефти, и вместо того, чтобы строить школы и больницы там, где они никому не нужны, лучше строить их в своей стране. Генералы выразили несогласие, и тогда Трамп заявил им, что они разучились воевать и побеждать. Генералы оскорбились.

И вот теперь, через двадцать лет, Америка скорбит, а террористы Талибана, они же ИГИЛ, они же «Аль-Каида» празднуют победу над Америкой, салютуя американским же оружием.

Why is Donald Trump attacking Ilhan Omar? | SBS VoicesЕжегодная церемония поминовения жертв терактов 11 сентября все больше выхолащивается. Все меньше упоминаются истинные вдохновители и исполнители террора. Рашида Тлаиб, борющаяся в Конгрессе США за свободу палестинского народа, не вспоминает, как ее «народ» радовался и раздавал конфеты 11 и 12 сентября. Она лишь заявляет с трибуны Конгресса, что помощь Израилю – это дегуманизация. А ее подруга Ильхан Оман с трибуны того же Конгресса ставит на одну доску Израиль, Америку и Талибан.

Президент Байден нашел самое подходящее время раскритиковать «темные силы», выступающие против «религии мира»: «Мы также стали свидетелями темных сил человеческой природы. Страх и гнев. Ненависть и насилие против американцев-мусульман, истинных последователей религии мира»

Президент Буш прозрачно намекнул, что толпа, прорвавшаяся в Конгресс 6 января, была опаснее террористов, направивших самолеты на башни-близнецы.

«Мы увидели многочисленные свидетельства того, что опасность нашей стране исходит не только извне, но от насилия, множащегося изнутри. Есть небольшое культурное совпадение между воинствующими экстремистами за пределами страны и воинствующими экстремистами дома. В их презрении к плюрализму, в их пренебрежении человеческой жизнью, в их решимости бросить вызов национальным символам. Они дети того самого зловредного духа, и наша задача – противостоять им».

Идеальная провокацияПолучается, что убитая безоружная Эшли Бэббит, ветеран вооруженных сил США, представляла такую же опасность, как боевики Усамы Бин-Ладена, как террористы, направившие самолеты на башни-близнецы, а страх, запершейся в туалете в соседнем здании Александрии Оказио-Кортес сродни тому страху сгореть заживо, который заставлял людей бросаться в окна. Если это не профанация трагедии, то что же это?

Я бы согласилась с президентом Бушем, если бы он говорил об Антифе или активистах BLM, громивших Америку год назад. Но нет, Бушу хочется быть принятым «в лучших домах Филадельфии», а там знают, кто наш главный враг.

Проблема в другом. Официальная Америка, левая Америка стремится вытеснить боль 11 сентября коллективной слепотой.

Джон Дэниэль Дэвидсон пишет в «Федералисте»:

«Через двадцать лет после атак 11 сентября мы можем с уверенностью сказать, что они не стали провозвестниками решительной, всепоглощающей борьбы цивилизаций, как мы надеялись. Самое страшное явление, исламский терроризм, оказался не самым страшным нашим врагом, и не самой большой угрозой для республики.

Настоящий враг, как оказалось, был среди нас. Через 20 лет после атак американские левые, склонные к тоталитарной диктатуре, доказали, что они более опасные враги Соединенных Штатов, чем террористы, так как они ненавидят наше наследие и нашу свободу больше, чем Усама Бин-Ладен.

Террористы 11 сентября ненавидели нашу свободу в ряду других вещей, но пандемия показала, что левые ненавидят эти свободы, по крайней мере, также, как террористы, и точно также хотели бы их растоптать».

С ним согласен Майк Николс:

«Теперь мы стоим по другую сторону от 20 лет. Мы уже не гордые, уже не патриоты, и с неумолимой скоростью приближается время, когда мы не будем свободными. Мы утратили понимание того, что 11 сентября напоминало нам о величии нашей страны. На самом деле, есть люди, притворяющиеся, что 11 сентября никогда не было, что это было не террористическое нападение, что мы эти атаки заслужили. Иными словами, террористы победили. Если вы не понимаете, как глубоко угнездилась у левых ненависть к Америке, вы просто ничего не видите вокруг».

Студенты университета Флориды просили не рассказывать им об «американской исключительности», «идти вперед, чтобы все снова сделать хорошо», и вообще, «не обвинять конкретно», потому что «специфические факты» подтолкнут людей к исламофобии и «идеям американской исключительности». И «я думаю, что мы не должны говорить о величии страны».

«Я не согласен, что Америка лучшая страна в мире. Я думаю, нам многое еще нужно исправлять». «Я думаю, что опасно учить людей этому, и именно поэтому, я думаю, многие люди становятся экстремистами и националистами». «Я думаю педагогам нужно фокусироваться на недостатках Америки, а не рассказывать, какие мы замечательные, и как мы должны быть лучше всех, потому что это не так».

Джон Дэвидсон прав, но есть ведь в Америке люди, которые считают иначе, и которые готовы отстаивать свою свободу и свою страну. Вот эти люди и говорят, что никогда не забудут трагедию 11 сентября, не забудут не только погибших, но и исполнителей терактов, и сделают все, чтобы защитить свою страну.

 

Еврейский мир

Сентябрь 2021

 

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.