Афганистан 2021 — это не Вьетнам 1975

.

Йорам Этингер

 

 

 

1.

В 1975 году выход США из Вьетнама воплотил цель Вьетконга (Сев.Вьетнама), положив конец американо-вьетнамскому конфликту.

В 2021 году уход США из Афганистана продвигает — но не достигает — цели Талибана и Аль-Каиды и, следовательно, не прекращает конфликт между США и исламским терроризмом.

В 1975 году видение и стратегическая цель Вьетконга были ограничены территорией Вьетнама, что соответствовало возможному мирному сосуществованию и сотрудничеству с США.

The Real Jihad – ICSVEВ 2021 году видение и стратегическая цель исламского терроризма 14 веков не ограничивается территорией Афганистана. Им движет фанатичный империализм, стремящийся подчинить «неверный» Запад — и особенно «Большого американского сатану», — который воспринимается как главное препятствие на пути к мировому господству ислама. Исламский терроризм полон решимости создать глобальное исламское общество, управляемое Кораном и шариатом, что несовместимо с мирным сосуществованием с «неверными» США, независимо от их причастности к Афганистану. Фактически, это требует решительной войны против США, включая терроризм на материковой части США.

В 1975 году США были вовлечены в гражданскую войну во Вьетнаме, столкнувшись с выбором: сражаться во вьетнамских окопах или выйти из боя и избавиться от войны.

В 2021 году США будут бороться с внутренним антиамериканским исламским терроризмом, столкнувшись с выбором: противостоять исламским террористам в их собственных окопах (что дорого обходится) или уйти оттуда и постепенно перенести войну в окопы США (что существенно дороже).

2.

В 2021 году политикам США напоминают, что Талибан и все режимы-изгои не впечатлены и не желают принимать западные ценности прав человека, демократии, международного права и мирного сосуществования.

Более того, на режимы-изгои не так производит впечатление дипломатия США, как их эффективная борьба с терроризмом и политика сдерживания.

Исламские террористы не ищут популярности в международном сообществе. Они стремятся запугать международное сообщество вплоть до подчинения, мирным или военным путем.

3.

Islam is the solution for Egypt: islamОтступление США перед лицом исламского терроризма серьезно подорвало позицию США по сдерживанию, подогревая вулканическое арабское цунами (ошибочно названное «арабской весной»), которое травмировало арабскую улицу с 2010 года.

Политика сдерживания ограничила ожесточенность всех режимов-изгоев (например, аятоллы Ирана, организации Братьев-мусульман из Пакистана, Ближнего Востока и Северо-Западной Африки, хуситы Йемена, Хезболла, Хамас и Палестинская администрация), а также ограничила манию величия в Турции Эрдогана. Таким образом, отступление США усилило угрозы существованию для всех проамериканских арабских режимов (например, Саудовская Аравия, ОАЭ, Бахрейн, Оман, Иордания, Египет, Марокко).

Уход США из Афганистана, а также их стремление вновь присоединиться к ядерному соглашению 2015 года с аятоллами Ирана, укрепление связей с Братьями-мусульманами на Ближнем Востоке и в США, а также давление США на Саудовскую Аравию, ОАЭ и Египет могут сблизить эти проамериканские арабские режимы с Китаем и Россией, которые являются основными выигравшими от нынешней политики США.

4.

Уход США из Афганистана поставил под угрозу национальную безопасность Индии — прозападного оплота демократии, стабильности и эффективных возможностей — которая сталкивается с множеством угроз со стороны внутреннего и внешнего исламского терроризма, ядерного Пакистана и Китая.

5.

Очень ошибочные ориентированные на Афганистан оценки, сделанные американской внешней политикой и истеблишментом национальной безопасности, соответствовали систематическому разрыву между концепциями Госдепартамента, с одной стороны, и реальностью Ближнего Востока, с другой.

Например, в 1948 году Государственный департамент определил, что новорожденное еврейское государство окажется беспомощным перед согласованным арабским военным нападением, будет просоветским и подорвет американо-арабские отношения.

В 1950-х годах США ухаживали за президентом Египта Насером, который преуменьшал значение щедрых предложений США и стал ярым просоветским и антиамериканским лидером.

В 1978/79 году США предали проамериканского шаха Ирана и приняли аятоллу Хомейни, полагая, что он был проамериканским, движимым правами человека и демократией.

В 1980-90 годах США сотрудничали с Саддамом Хусейном, полагая, что «враг (Ирак) моего врага (Иран) — мой друг», наивно давая зеленый свет его вторжению в Кувейт.

В 1993–2000 годах США приветствовали Арафата как посланника мира, достойного Нобелевской премии мира и ежегодной иностранной помощи США.

В 2009 в Египте — Братья-мусульмане , которые представляют собой реальную угрозу для любого проамериканского арабского режима.

До начала гражданской войны в Сирии в 2011 году Госдепартамент считал Башара Асада реформатором.

В 2011 году США возглавили наступление НАТО против Каддафи, которое превратило Ливию в главную платформу глобального исламского терроризма и гражданских войн.

В 2015 году США разработали ядерное соглашение с аятоллами Ирана, независимо от их фанатичной, репрессивной, террористической и страдающей манией величия идеологии и послужного списка, предполагая, что аятоллы Ирана были надежными партнерами для переговоров, склонными к мирному сосуществованию со своими арабскими суннитскими соседями и отказавшимися от своей основной идеологии.

6.

Репутация США и Великобритании на Ближнем Востоке подверглась критике со стороны профессора Лондонского университета Эли Кадури, историка Ближнего Востока, изменившего правила игры:

«Сами попытки модернизировать ближневосточное общество, сделать его западным, принесут больше вреда, чем пользы для Ближнего Востока. Мусульманская теория международных отношений признает только две возможные ситуации: война с «неверным» или его подчинение «верным». Мир с ним де-юре — это враждебность, пока он не признает власть мусульманского правителя…. Сообщество наций или святость договоров, правила естественной справедливости или достойное уважение к мнению человечества совершенно чужды и в значительной степени непонятны для Ближнего Востока ( The Chatham House Version , pp 1-12)».

7.

В 2021 году Израилю будет рекомендовано изучить политику США в Афганистане и их послужной список на Ближнем Востоке, принимая предложения США по палестинскому вопросу и Голанским высотам с недоверием, подавляя соблазн мира в нашем мире. Пора осознать суть ближневосточной реальности.

8.

В 2021 году, принимая во внимание опыт Афганистана и Газы и послужной список палестинцев, Израиль должен противостоять давлению с целью создания палестинского государства в Иудее и Самарии (Западный берег), иначе это приведет к образованию мини-Афганистана или мега-Газы на горных хребтах Иудеи и Самарии, которые доминируют над Иерусалимом, Тель-Авивом и 80 процентами населения и инфраструктуры Израиля.

9.

В 2021 году на фоне постепенного ухода США с геостратегически важного Ближнего Востока и усиления угроз региональной стабильности Израиль станет наиболее эффективным, надежным и демократическим плацдармом и средством увеличения силы для США, а также самым эффективным «агентом по страхованию жизни» для всех проамериканских арабских режимов.

 

Источник на английском — The Ettinger  Report.com
Перевод МАОФ
Сентябрь 2021

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.