Цена избыточной рефлексии

.
Игорь Черниховский

 

Когда разразилась Война Судного Дня и еврейское государство, истекая кровью, отбивалось от наседающих арабских армий, только одна страна не бросила его на произвол судьбы.

Америка организовала воздушный мост и самолёты с оружием и боеприпасами один за другим приземлялись на израильских аэродромах. Только, вот беда -опасаясь арабского нефтяного эмбарго, которое, кстати, всё равно случилось, европейские страны отказались пропускать американские транспортники через своё воздушное пространство. Спас каудильо, единственный из европейских лидеров, который не испугался. За это — вечная ему благодарность.

Dover's airlift team delivers the goods > Dover Air Force Base > Display
«Воздушный мост», 1973 г.

Нет, Израилю на словах, разумеется, сочувствовали и может быть, даже, в случае чего, приняли бы беженцев.

Очень удобно — пустить слезу по растерзанной жертве, предварив всё это прекрасными рассуждениями о том, что надо жить в мире. Поставлять же оружие нехорошо, ибо это способствует разжиганию конфликта. Уничтожили бы тогда Садат с Асадом Израиль, сбросили евреев в море, добросердечные европейцы, конечно, оплакали бы бедных евреев, переживших новый Холокост. Всяко легче и проще, чем оказать реальную помощь. Да и ссориться с арабами, ради каких-то евреев, чего ради?

Ничего не напоминает? Я о позиции одной большой европейской страны, которая ныне тоже выше всего ценит мир. И ежели таковой мир будет обретён ценой гибели другой, тоже европейской страны, жаль конечно, но мир важнее. И не надо, пожалуйста, про меркантильные интересы. Всё исключительно ради мира в Европе.

А после, значит, соберёмся в кружок и вместе поплачем об убиенных украинцах — это ведь так сладко, поплакать вместе. И сразу ощущаешь себя человеком с большим и добрым сердцем. И ещё, мы же зарекались: «Never again». И если, и правда, отбросить шкурные интересы, как один из факторов, мягко говоря, странного поведения Германии в нынешнем кризисе вокруг Украины, то остаётся фактор моральный, рефлексия глупая, странная и чрезмерная, которая, как и всё, что сверх меры и здравого смысла, имеет обратный эффект и вредит имиджу.

Немцы, испытывая, вроде бы, нормальное и здоровое чувство вины за содеянное ими в Европе в середине прошлого века, увы, довели, в своей рефлексии, всё до полного абсурда.

Забота Меркель о беженцах достойна восхищения, но может выйти ей боком | 18.01.2022, ИноСМИДо всех нынешних событий, как считают многие аналитики, именно эта рефлексия побудила Меркель запустить в страну миллион чужаков. И именно это же чувство вины, по мнению многих, ныне мешает новому немецкому правительству ясно и чётко высказать свою позицию по Украине.

Я не верю, что они не понимают до конца сущности нынешнего режима за поребриком. Уже по той причине, что недавно, вместе со всеми прочими странами Альянса показали Москве на дверь со всеми её предъявами. На это у них политической воли хватило. Но нет её, когда речь заходит о их исторической вине, так, как они её понимают. В том числе и вине перед Россией, которую они испытывают по сей день. А значит, по этой логике, и они сами об этом говорят, они не могут себя заставить дать оружие в руки тех, кто будет убивать россиян.

И вот пример того, как чрезмерная рефлексия переходит границы элементарной порядочности, ибо они не могут не понимать, что Россия — однозначный агрессор и военный преступник, исходя из того, что  она уже успела сотворить в Чечне, Грузии, Украине, Сирии. Что своими действиями, вернее, отсутствием таковых, они поощряют её на новые безобразия. Но нет — слишком тяжёл взваленный самими себе груз вины. И призывы к потенциальной жертве, типа, будьте же вы умнее, сделайте всё, дабы избежать кровопролития. Капитулируйте, в конце концов.

Прошло почти 80 лет с окончания той войны. Сколько же можно рефлексировать. Не хочу никого обидеть, но единственное, что ныне нельзя забывать — Холокост, как нельзя забыть и простить Голодомор. Но вину за Холокост немцы прочувствовали, по крайней мере в массе своей, а вот с Голодомором — беда. Над жертвами его откровенно глумятся в стране, которую Германия так боится обидеть.

Сколько же лет должно пройти, прежде чем можно будет считать, что эту самую вину перед былым противником в войне можно отбросить, как старую тряпку? Сто? Пятьсот? Нет, правда же, почему бы, например, той же Испании не казниться по сей день перед Бельгией и Голландией за деяния герцога Альбы? Монголии перед Китаем за Чингисхана? Когда можно будет освободиться от этой тягостной рефлексии?

Как по мне, давно пора. По той простой причине, что именно по отношению к той стране, особенно нечего было и начинать. Но горе побеждённым. Вместе с вполне заслуженной люстрацией, денацификацией их посетило чувство глобальной вины перед всеми, с кем им довелось схлестнуться на поле боя. И здесь побоку факты и здравый смысл. Оставьте в стороне историю недавних, в общем, событий. Дабы избавиться от проклятого наследия нацизма немцы взвалили на себя абсолютно ненужный груз. Я, разумеется, не надеюсь, что ко мне прислушаются немцы, но позволю себе высказать свои мысли.

Итак, в чём немцы настолько виновны перед русскими, что готовы обречь на страдания и гибель жителей третьей страны, лишь бы их оружие не было направлено на былого противника? Они принесли войну в Россию. Это, как не крути, факт. Но после этого начинаются многочисленные нюансы. Почему они напали? Можно ли было этого избежать и есть ли во всех тех, относительно давних событиях вина России?

Учения Киевского военного округа 1935 года — Википедия
«Большие маневры» Киевского ВО, 1935.

Есть вина. Более того — Россия, вернее, Советский Союз сделал всё, чтобы эта война началась. Ещё тогда, когда «молодая Советская республика», едва оправившись от последствий Гражданской войны, стала лихорадочно вооружаться в навязчивой мечте о «Земшарной республике Советов».

Когда помогали возрождать Pейхсвер ещё до прихода Гитлера к власти. Когда привели его, «Ледокола революции» к власти, рассчитываю на его плечах войти в разорённую Европу в качестве «освободителей».

Они все 30-е годы пытались пощупать наивный и алчный Запад за вымя, разжигая и подливая масла в огонь всевозможных конфликтов, апофеозом чего явилась проба клыков в Испании. Не сложилось. Но они не сдались, не опустили руки. Да и как опустишь, при таком-то вожде. Ихтамнетов тоже не Путин придумал.

Сталин на трибуне мавзолеяСССР и лично Корифей всех наук готовили и приближали эту войну всеми своими немалыми силами. А с какой ещё целью они срочно установили самые сердечные отношения с Германией, подписали пресловутый Пакт Молотова-Риббентропа и раздербанили на пару несчастную Польшу, установив общую границу и, как следствие, будущую линию военного соприкосновения.

Но до того, как ударить по своему заклятому дружку, Сталин занялся с ним дележом Европы. Да-да — столь милыми сердцу маленького подполковника сферами интересов. И началась череда «освободительных походов». Впрочем, те, перед которыми нынешние немцы влачат свою неизбывную вину говорят об этих походах без всяких кавычек.

Но двум усатым мерзавцам, как оказалось, было тесно в одной Европе, что и подтвердил визит товарища Молотова в Берлин в ноябре 40-го. Именно тогда они и не смогли прийти к согласию в силу своих немереных аппетитов. Именно тогда, поняв, что обоим им в одной Европе не быть, и решился Гитлер на войну. Ту войну, которую давно планировал лучший друг физкультурников, намереваясь натравив фюрера на Европу, прийти туда «освободителем».

Всё это, собственно, давно известно. В том числе, уверен, и немцам. Только вот эти факты признать им, как бы так сказать, неудобно. Неудобно признать, что один бандит опередил другого на какие-то пару недель. Ведь как тогда рефлексировать, как казниться чувством вины?

А никак. Правду говорить, как известно, легко и приятно. И ещё — она освобождает от лишнего груза. В том числе и от чувства вины, которое равным бременем должна лежать и на побеждённых и на одном из победителей, который и по сей день почитает себя главным. И тогда бандит и агрессор получит адекватную оценку.

И что не менее важно, появится шанс избежать повторения старых ошибок, главная из которых — умиротворение агрессора. Ибо единственный путь сделать это, принудить его к миру — дать оружие в руки его потенциальной жертве и стать рядом с ней в её справедливой борьбе. Это единственный способ не взвалить на себя новую, истинную вину. Худой мир, он, и правда, лучше доброй ссоры. Вопрос — какой ценой.

 

Авторский блог

Январь 2022

 

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.