Почему вы больше не прочтёте мои статьи в «Исраэль ха-йом”?

Здание «Исраэль а-йом». На вставке — пост К. Глик, сообщающий об ее увольнении

.

פורום חדשות ישראליКэролайн Глик

 

 

Обычно по средам, сидя напротив компьютера, я писала свои статьи для пятничного выпуска «Исраэль ха-йом». Если бы нынешняя неделя была такой же, как и прежде, я бы сейчас писала о колоссальной разнице между Израилем и США.

Ведь вот же, после года с небольшим правления леворадикальной пост-национальной, угрожающей самому существованию США администрации, согласно опросам, демократам предстоит пережить в ноябре электоральную катастрофу, с которой не сталкивалась ещё ни одна американская партия за 90 последних лет.

Напротив, у нас — после года пост-сионистского правительства, поставившего под угрозу нашу национальную самоидентификацию и наш суверенитет — ничего толком не изменилось. Правый лагерь, получивший 59 мандатов на последних выборах, если верить опросам, находится там же и теперь (семь мандатов, которые «Ямина» собрала на последних выборах, были получены от избирателей, уверенных, что они голосуют за партию внутри правого лагеря).

Отсюда я бы начала объяснять эту разницу.

Основное отличие, которое я бы отметила, это — информационный рынок. Там, в США, левые, конечно, обладают тотальным контролем над большинством СМИ, но при этом у правых есть немало и своих изданий — от «Вол стрит джорнал» и «Фокс ньюс» до новостных сайтов, вроде «Брейтбарт», и небольших телевизионных сетей, а ещё есть бесчисленные радиостанции. И все они в состоянии донести до общества ту информацию, которую замалчивают большие сети, «Нью-Йорк таймс» и все её клоны.

Однако сегодня я не пишу эту статью к пятничному выпуску, поскольку в прошлый четверг редактор газеты «Исраэль ха-йом» («Израиль сегодня») Омар Лахманович меня уволил.

כך סיקרו העיתונים והאתרים את מותו של המיליארדר שלדון אדלסון, הבעלים של "ישראל היום" | העין השביעיתУже давно не секрет, что газета «Исраэль ха-йом» полностью изменилась. Покойный Шелдон Адельсон основал газету в 2007 году, чтобы исправить царивший тогда перекос в израильских СМИ, целиком мобилизованных в пользу левой части израильского идеологического и политического спектра. Однако с его смертью и эта газета перешла на левую сторону.

Год назад издание оказалось перед выбором — стать голосом правой оппозиции, рассказывая правду о первом в истории Израиля пост-сионистском правительстве или же присоединиться к левым, вместе с Нафтали, Гидеоном и всеми их «государственниками».

После растянувшегося на несколько месяцев периода неразберихи, в течение которых газета говорила на два голоса, жребий был брошен.

В феврале главный редактор издания Боаз Бисмут был уволен, а на его место назначен Омер Лахманович, носитель кипы с голубиными взглядами. И газета окончательно присоединилась к левому лагерю.

Это ясно проявилось во множестве деталей. Среди прочего «Исраэль ха-йом» стала регулярно сокращать, а то и вовсе умалчивать информацию из зала суда над Нетаниягу и о всё более разнузданной и опасной травле против сторонников партии «Ликуд». Кроме того, день за днём газета начала всеми силами поддерживать правительство и его пост-сионистскую политику.

В том, что у издания в Израиле есть политическая и идеологическая позиция, которую оно продвигает в своей повестке дня нет ничего удивительного или предосудительного. По сути дела, у нас тут никогда и не было прессы, не связанной с тем или иным политическим лагерем или одной из партий. Были времена, когда редакции это пытались скрывать. Но такого, чтобы израильская газета не занимал чью-либо сторону не случалось никогда.

В ситуации, когда газета ушла влево, а я так и осталась справа, моё пребывание в «Исраэль ха-йом» стало нежелательным. И вот, Лахманович меня уволил.

Понятно, что для меня это стало ударом. Но… «не хлебом единым…». Я продолжу писать на других платформах, и надеюсь, что в ближайшие месяцы наряду с работой над своей новой книгой о внешней политике Израиля, найду свой путь в журналистике.

Вы же пока сможете продолжать читать меня в Фейсбуке, в Твиттере и в «Ньюсвик», а также слушать мои еженедельные подкасты, которые я выкладываю на своём сайте. Может статься я добавлю там ещё и программу на иврите. И когда мне будет что показать вам из рукописи новой книги, я обязательно это тоже сделаю.

***

 

Конечно, я не стала бы делиться с вами проблемами своей занятости просто так. Моя жизнь вовсе не реалити-шоу. Но, на мой взгляд, важно рассказать вам историю моего увольнения поскольку оно стало наглядной иллюстрацией трёх по-настоящему сущностных проблем, вне всякой связи с результатами выборов, подрывающих израильский правый лагерь и лишающих его возможности продвигать нашу сионистскую повестку дня.

Крайне важно, чтобы мы обратили на них внимание прямо сейчас, когда нам снова предстоят выборы, результаты которых пока окутаны туманом неизвестности.

***

 

Первая проблема заключается в том, что то, произошедшее с «Исраэль ха-йом», вовсе не стало чем-то из ряда вон выходящим. Напротив, переход организаций из правого лагеря в левый весьма распространен в Израиле.

В 2005 году половина «Ликуда» ушла влево во главе со своим лидером Ариэлем Шароном. Исследовательский и образовательный институт «Мерказ Шалем», газета «Макор Ришон», Совет поселений под руководством Давида Эльхаяни, партия «Ямина», «Тиква хадаша», «Исраэль бетейну», а до неё «Исраэль баалия», половина партии «Цомет», наконец — все они однажды прошли этот путь задолго до «Исраэль ха-йом», очередь которой пришла с основанием «первого израильско-палестинского правительства» — если воспользоваться терминологией Ахмеда Тиби.

Специфическая проблема ухода влево «Исраэль ха-йом», конечно, особенно остра, поскольку подобно газете «Макор ришон» до неё, речь идёт о СМИ, изначально созданном для наделения голосом лагеря израильского большинства, лишённого других средств выражения в прессе, на телевидении и на радио, полностью контролируемых левыми. Когда «Макор ришон» сменил масть, мы утешали себя тем, что, вот же — «Исраэль ха-йом» всё-таки гораздо больше и сильнее и он пока ещё с нами.

Теперь, однако, да ещё и в преддверии судьбоносных выборов у правых больше никаких изданий нет.

***

 

Вторая проблема — это победа обмана над прямотой при переходе справа налево. И здесь мы опять сталкиваемся с явлением, повторяющимся вновь и вновь.

Одной из характерных черт сдвигающихся влево правых организаций или отдельных людей становится их отрицание самого факта перехода.

שרון - חמש שנים קדימה - צבי ציקי אבישרАриэль Шарон не просто отказался признаться в том, что он перешёл справа налево. Он вообще настаивал на том, что он сам как раз и остался на правых позициях, обвиняя тех ликудников, которые не оставили вслед за ним свой путь в предательстве, мракобесии конечно же в отсутствии государственного мышления.

С точки зрения Шарона он сам не обманул, не предал и не расколол «Ликуд». Всю эту вину он возложил на тех, кто предпочёл сохранить верность своим принципам — на Узи Ландау и центр партии «Ликуд»…

 

Точно также, если послушать Нафтали Беннета, Гидеона Саара, Айелет Шакед и их камрадов в СМИ, они вовсе не оставляли правый лагерь. Напротив, они и есть этот самый правый лагерь. А оставили его, по их словам, фанатики и сумасшедшие — сектанты «бибисты». Оказывается, это мы — предатели. Не они. Мы, те, кто остались на своих позициях — мы, оказывается, изменились, а не они, предавшие всё что, по их же собственным утверждениям они прежде представляли.

Главный редактор «Макор ришон» Хагай Сегаль не признается в том, что его газета больше не является правой. Наоборот, он атакует каждого, кто осмелится указать на простой факт — газета, ведущая многолетнюю кампанию по дискредитации лидера правого лагеря, поддерживающая и придающая легитимность самому радикальному из правительств Израиля, которое мы когда-либо знали — это левая, а не правая газета.

То же самое относится и к «Исраэль ха-йом». Руководство газеты не сделало заявлений о том, что теперь это газета, славящая Беннета. Причиной моего увольнения стали «соображения о повышении прибыльности» (хотя одновременно были наняты другие журналисты, например, Надав Хаэцни и Натаниэль Бендель). А потому, всякий, кто будет утверждать, что «Исраэль ха-йом» стала, мол, левой газетой, он — лжец и зомбированный бибист. Вот, ведь, издание же выступает против ядерного соглашения с Ираном…

И вот здесь мы доходим до самой сути дела, причины того отрицания, которое всегда сопровождает переход организаций и людей справа налево.

Важнейшая роль бывших правых институтов и отдельных людей, которую отводят им левые, состоит в том, чтобы лишать легитимности и даже демонизировать тех, кто остался правым.

***

 

Третья проблема — и она, пожалуй, и есть — самое серьёзное препятствие на пути к победе правых. Она в полной мере проявилась в моем увольнении. И она — тесно связана с описанной выше проблемой обмана.

Правый лагерь не способен удержать свои институты, поскольку не умеет ни создавать их, ни управлять ими. Чтобы проиллюстрировать это, я, как часто поступаю, ненадолго обращу ваше внимание на Америку.

Andrew Jackson Foundation CEO says removal of portrait from Oval Office 'disappointing' | WTVCПримерно двести лет назад Эндрю Джексон был избран седьмым президентом Соединенных Штатов. Джексон стал первым президентом, не происходившим из клики отцов-основателей.

Он понял, что для того, чтобы изменить политико-идеологическое направление и пойти другим путем, ему нужна верная его пути рабочая команда. Поэтому Джексон стал первым, кто очистил конюшни. Он поувольнял прежних клерков и назначил на освободившиеся должности людей из своей партии. Однако от начала и до наших дней израильские правые так и не научились действовать, как Джексон.

Любое учреждение, которое правые создавали или же «управляли» им с момента создания государства, было укомплектовано левыми. Так что ещё даже до того, как организации полностью смещались влево, они на деле уже не являлись правыми организациями. В любом институте правых (и не в последнюю очередь в любом правительственном учреждении, возглавляемом правым министром или другим чиновником) вы всегда обнаружите то, что исключительно левые контролируют все рабочие уровни. Оттуда из центров реальной власти и контроля они саботируют замыслы основателей и цели тех, кто формально стоит во главе, подрывая всю работу умышленно или по неведению и не пониманию.

Я с этим столкнулась в 2015 году, когда стала редактором телепередачи «Всё подсудно» (недолговечной телевизионной версии «Латмы») на Первом телеканале. Руководители канала заставили меня набрать в это шоу левых редакторов, режиссеров, сценаристов и актеров. Можете говорить, что «Всё подсудно» была великолепной передачей или напротив утверждать, что она стала полным провалом — как говорится на вкус и цвет… Бесспорно лишь одно — «Всё подсудно» не было сатирической передачей правых. «Латмой» — она не стала.

Я снова столкнулась с этим в «Исраэль ха-йом» причём так, как никогда прежде в жизни. Боаз Бисмут действительно правый человек. И он привел в газету несколько правых авторов. Но все редакторы, унаследованные им от Амоса Регева, были левыми, как и большая часть остальных авторов. Боаз почти никого не уволил.

И вот, что я вам скажу — так правую газету не строят.

До того, как я попала в «Исраэль ха-йом», мне посчастливилось работать с редакторами, которые уважали меня и мою работу. Был лишь один случай, когда редактор пытался заткнуть меня и выхолостить мои статьи. Стоит заметить, что эта было воплощение той самой проблемы обмана и отрицания бывших правых, как, впрочем, и проблема с подбором кадров.

Всё случилось во время депортации евреев из сектора Газы, устроенной Шароном. Тогда, вместе с половиной «Ликуда» вслед за Шароном пошли налево и многие американские неоконсерваторы, поддержавшие его план депортации евреев из сектора Газы и Северной Самарии. Подобно Шарону и последовавшим за ним ликудникам, неоконсерваторы твердили, мол, в их взглядах ничего не изменилось, наоборот — противники депортации евреев — просто сборище ничего не смыслящих фанатиков.

Редактором газеты «Джерузалем пост» в те дни был Бретт Стивенс, неоконсервативный автор, которого американские владельцы издания прислали в Израиль из «Вол стрит джорнал».

Подобно своим друзьям в Нью-Йорке и Вашингтоне, Стивенс поддерживал депортацию и Шарона.

Поэтому, я, сохранившая приверженность своим взглядам, стала для него проблемой — я портила ему всё…

Стивен начал изводить меня, пытаясь заставить уйти из газеты. Но у него ничего не вышло. Несколько месяцев спустя он принял предложение в «Джорнале», уйдя на повышение, и навсегда исчез из моей жизни.

Сменивший масть Стивенс был самым враждебно настроенным редактором, с которым я когда-либо работала, до тех пор, пока не встретила Омера Лахмановича.

עמר לחמנוביץ – המכלול
Омер Лахманович

Когда в сентябре 2019 года, я начала работать в «Исраэль ха-йом», Омер был редактором актуального приложения «Исраэль ха-шавуа» («Израиль за неделю»), в котором я публиковалась вплоть до прошлого четверга.

Признаться, я была удивлена, обнаружив, что он взял на себя роль не языкового редактора, очищающего статьи от орфографических и грамматических ошибок, а редактора мнений, заменяющего мнения авторов своими (которые, к слову, не соответствовали позиции владельцев издания).

Голан Бар-Йосеф в газете «Маарив», Амнон Лорд, Эмануэль Шило и Амнон Шомрон в издании «Макор ришон»- ни один из них не касался содержания моих статей и не отклонял выбранных мною тем. За исключением Стивенса во время депортации евреев из сектора Газы, ни один редактор в «Джерузалем пост» — даже те из них, что были левыми — не пытались ограничить мою журналистскую свободу. Омер же был совсем другой историей.

О правовой системе Израиля я начала писать, как публицист в «Макор Ришон» ещё 22 года назад. На мой взгляд, я стала первой, кто предупреждала об опасности для израильской демократии и сионизма, заключённой в отсутствии сдерживающих факторов у судей и прокуроров. Я написал десятки статей на эти темы в «Джерузалем пост», в «Маарив» и в разной прессе за рубежом.

В «Исраэль ха-йом» я пришла в самый разгар юридической драмы с Мандельблитом и его «швейной мастерской», но Омер запретил мне писать о правовой системе. Затыкание мне рта во всём, что касалось юридических тем дошло до абсурда.

Однажды, когда у меня была эксклюзивная информация об американских адвокатах, прибывших чтобы дать показания перед Мандельблитом на слушаниях по делу Нетаниягу, Омер запретил мне публиковать её. Когда Боаз услышал от меня о том, что случилось, он взорвался, но тем не менее не выгнал Омера взашей. Публикация статьи задержалась на целую неделю.

Омер также запретил мне писать о политике. Для него я стала репортёром по иностранным делам. В последние несколько месяцев, с тех пор как он сменил Боаза, я была вынуждена писать аллегорические статьи. Я не могла больше писать о демонизации, которую левые рука об руку с правыми ренегатами развязали в Израиле против правых, сохранивших верность своим принципам. Поэтому я писала о ситуации в США, надеясь, что понимающие, да поймут.

Помимо ограничения моей журналистской свободы, Омер ещё и коверкал мои статьи. Вместе со своим заместителем Омри Левана, гордящимся тем, что является избирателем партии “МЕРЕЦ” вместо того, чтобы очищать мои статьи от орфографических и грамматических ошибок, они, выхолащивая мои правые формулировки, стремясь помешать эффективному продвижению моих правых взглядов, допускали при этом ошибки и ляпсусы.

Поначалу я не могла во всё это поверить, полагая, что, наверное, мне все это просто кажется. Но дошло до того, что я уже боялся открывать пятничное приложение и смотреть на свои статьи. После года этой пытки я сказал Боазу, что не готова больше так продолжать и намерена уволиться. Боаз нашел решение. Он запретил Омеру прикасаться к моим статьям и передал ответственность за редактирование моему другу Амнону Лорду.

Короче говоря, Омер не только затыкал мне рот, он, фактически вредил самой газете. При этом в результате именно он и унаследовал пост главного редактора. А меня уволили.

***

 

Мои дорогие читатели, не в моём духе писать о себе. Но здесь важна не моя личная история.

Я сочла необходимым поделиться всем этим именно сейчас, потому что перед нами стоит труднейшая задача победить на выборах, в ситуации, когда все газеты в стране поддерживают левых и работают на их продвижение на выборах и в целом.

Если удастся национальному лагерю сформировать следующее правительство, а даже и, если нет, мы обязаны извлечь урок из прежних неудач – и прежде всего из потери наших институтов и структур, в том числе газеты «Исраэль ха-йом».
Если мы действительно хотим реализовать сионистское видение и обеспечить своё будущее здесь, на нашей родине, нам придётся научиться управлять, создавать институты, но главное — укомплектовывать их своими единомышленниками.
С Божьей помощью начнём и преуспеем!

 

Источник на иврите — Авторский блог
Перевод — Александра Непомнящего — Еврейский мир

Июнь 2022

 

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.