Права человека: другие точки зрения — Часть 2/2

 

.

Денис МакЭоин
Окончание . Начало 

 

Другие хартии прав человека следует искать исключительно в мусульманском мире. Некоторые из них представлены в национальных конституциях стран, таких как Иран или Афганистан; другие – в официальных документах, отражающих транснациональную исламскую идентичность, выражающую принципы умма – мусульманской нации. 

На первый взгляд, большинство этих хартий, вроде бы, поддерживают те же самые права человека, что и ВДПЧ. На самом же деле, они этого не делают. При ближайшем рассмотрении они делают всё наоборот – и по очень простой причине. Каждое право человека, которое они утверждают, что они поддерживают (в подражание формулировке ВДПЧ и его соответствующих хартий), регулируется положениями законов исламского шариата. Всё, что входит в шариат, – это право человека; всё, что не входит в шариат, не является правом человека. Это положение создаёт мир различий.

Классическое исследование профессора Энн Элизабет Майер, «Ислам и права человека: традиция и политика» – это кропотливое исследование многих хартий исламских прав человека как на английском, так и на арабском или персидском языке. Они вызывают серьёзную озабоченность по поводу влияния ислама и исламского права как в мусульманском мире, так и на Западе.

Те противоречия, которые она обнаружила между оригинальными текстами, с другими, неоценимы.

Майер рассматривает семь основных исламских заявлений, в том числе:

1. Всеобщая Исламская Декларация Прав Человека (UIDHR, 1981)

2. Каирская Декларация Прав Человека в Исламе (1993 год)

Снова и снова, утверждения о том, что исламские ценности поддерживают западные стандарты прав человека, противоречат текстам и заявлениям мусульманских юристов и дипломатов.

Вот, например, заявление бывшего представителя Ирана при Организации Объединённых Наций Саида Раджаи-Хорасани, изложенное на Генеральной Ассамблее ООН 7 декабря 1984 года:

Похожее изображение «Новый политический порядок [в Иране] был … в полном соответствии и гармонии с самыми глубокими моральными и религиозными убеждениями людей и, следовательно, самым представительным из традиционных, культурных, моральных и религиозных убеждений иранского общества».

Он не признал никаких авторитетов … кроме исламского права …

По его словам, конвенции, декларации или решения международных организаций, которые противоречили исламу, не имеют юридической силы в Исламской Республике Иран …

Всеобщая декларация прав человека, в которой представляется светское понимание иудео-христианской традиции, не могут выполняться мусульманами и не соответствуют системе ценностей, признанной Исламской Республикой Иран; его страна, следовательно, не стесняется нарушать вышеуказанные положения. 

 

Реза Афшари, профессор истории в Университете Пейс, Нью-Йорк, документально подтвердила [2]:

– «как Исламская Республика Иран использовала культурный и религиозный релятивизм, чтобы обойти попытки Совета ООН по правам человека (UNHCR) проверить и сообщить о нарушениях режима в отношении прав человека, включая преследование, тюремное заключение и пытки журналистов и активистов; а также подавление религиозных и сексуальных меньшинств и женщин. Иран постоянно отрицал и противодействовал обвинениям наблюдателей ООН по правам человека, защищая свои акции как истинно «культовые методы». 

Картинки по запросу ajatolah homeiniПо словам покойного аятоллы Рухолла Хомейни, –

«то, что они [люди Запада] называют правами человека, представляет собой не что иное, как собрание коррумпированных правил, разработанных сионистами, чтобы уничтожить все истинные религии». [3]

 

 

Картинки по запросу ajatolah hameneiНынешний Верховный лидер Ирана, Али Хаменеи, выступая в качестве президента этой республики, был еще решительнее в своём опровержении прав человека:

–«Когда мы хотим узнать, что правильно, а что – нет, мы не ходим в Организацию Объединённых Наций, а обращаемся к Священному Корану. Для нас Всеобщая декларация прав человека – это не что иное, как сборище мумба-юмба учеников сатаны». [4]

Действительно, слова сильные, не оставляющие никаких иллюзий в отношении пропасти между радикальными исламскими ценностями и ценностями Иудейско-христианского Запада.

Даже более официальные заявления по сути исламских прав человека несут явные признаки того же нежелания принимать западные ценности.

Например, Всемирная Исламская Декларация Прав Человека много говорит о том же, хотя и более умеренным языком, прежде всего, в своём предисловии:

 

«Ислам дал человечеству идеальный кодекс прав человека четырнадцать веков назад. Эти права направлены на то, чтобы воздать честь и достоинство человечеству и ликвидировать эксплуатацию, угнетение и несправедливость.

Права человека в исламе прочно укоренены в вере в то, что Бог и только Бог – это Закон Дающий и источник всех прав человека. Из-за их Божественного происхождения ни один правитель, ни одно правительство, собрание или власть не могут каким-либо образом ограничить или нарушить права человека, предоставленные Богом, и они не могут быть преданы».

 

Эти права не являются правами, предоставляемыми ВДПЧ, а правами, санкционированными исламским законодательством. В преамбуле нам сказано, что –

«в силу своего божественного источника и санкции эти права не могут ни быть свёрнуты, ни отменены или проигнорированы властями, законодательными собраниями или другими учреждениями, а также не могут быть отменены или отчуждены»

– и в этом никаких следов демократии, дебатов, рационального планирования, светской толерантности или прав человека.

Исключительная святость исламского законодательства подкрепляется другими хартиями и заявлениями отдельных лиц.

Похожее изображениеНапример, пакистанский силовик генерал Мухаммад Зиа-уль-Хак, который пришёл к власти в 1977 году в результате государственного переворота и служил президентом этой страны с 1978 года до своей смерти десять лет спустя, ввёл в стране законы шариата. Он так отстаивал верховенство исламского права:

– «[В исламе] нет «прав человека» или «свобод», допустимых для человека в том смысле, в котором понимаются мысли, убеждения и действия современного человека: по сути, верующий всем обязан перед Богом, хотя бы потому, что он призван подчиняться Божественному Закону и таким правам человека, которые он признаёт, что, по-видимому, вытекает из его основной обязанности повиноваться Богу». [5]

 

Ограничения поведения людей, в том числе немусульман, характерны для хартий исламских законов.

 

По словам Майер:

– «Основополагающий тезис во всех исламских предписаниях о правах человека заключается в том, что права, предоставляемые в международном праве, являются слишком щедрыми и становятся приемлемыми только тогда, когда они отвергают исламские ограничения.

Любопытно, что нет чёткой формулировки тезиса о том, что международное право предоставляет людям чрезмерные права. Поскольку обращение к исламу как к устранению, так и к ограничению прав человека, является такой центральной и отличительной чертой исламских законов о правах человека, также удивительно, что именно то, что влечёт за собой эти исламские ограничения в отношении прав, точно не очерчено». [Майер, стp. 69]

 

Так как же работают эти ограничения? Вот некоторые заявления Каирской Декларации Прав Человека в Исламе, выпущенные государствами-членами Исламской конференции:

Картинки по запросу Организация исламского сотрудничестваСтатья 6: Женщина уравнена с мужчиной в человеческом достоинстве и имеет права пользоваться правами, как и выполнять обязанности …

Статья 8: Каждый человек имеет право пользоваться своим правовым статусом …

Статья 11 A: Люди рождаются свободными, и никто не имеет права порабощать, унижать, угнетать или эксплуатировать их …

Статья 18 A: Каждый человек имеет право жить в безопасности для себя, своей религии, своих иждивенцев, его чести и его имущества.

Статья 19 A: Все люди равны перед законом, без различия между властителем и подчинённым.

На первый взгляд эти и многие другие отрывки из Каирской Декларации, похоже, полностью согласуются с ВДПЧ. К сожалению, второй, более внимательный взгляд, показывает совершенно противоположное. Нужно только посмотреть на последние две статьи из Каирской Декларации: 24 и 25:

Картинки по запросу declaration of islamic human rightsCтатья 24: Все права и свободы, предусмотренные в настоящей Декларации являются субъектами исламского шариата.

Статья 25: Исламский шариат является единственным источником ссылок для объяснения или разъяснения любой из статей настоящей Декларации.

 

В cледующей части мы рассмотрим, как эта двойная система прав человека влияет на Запад.

________________________________________

[2] Генассамблея ООН. 39-я сессия. Третий Комитет. 65-е заседание, проведённое 7 декабря 1984 года, Нью-Йорк A/C.3/39/SR.65
[3] Ссылка на Майер, стp. 36
[4] Ссылка на Эдварда Мортимера. «Ислам и права человека», цензурный индекс, 12октября 1983 года, стp. 5.
[5] Ссылка на A. K. Брохи. «Ислам и права человека», Пакистанский издательский дом «PLD Lahore», 28, 1976, стp. 151.

 

 

Д-р Денис МакЭоин – бывший преподаватель университета в области исламских исследований и авторитетный старший научный сотрудник Института Гэтстоуна.

 

Оригинал на английском
Перевод Игоря Файвушовича 

2018 г.

 

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.