Человек, который предвидел рост ислама

Проф. Бернард Льюис (1916 — 2018)
Moshe Sharon.jpgПроф. Моше Шарон

 

31 мая 2016 года профессор Бернард Льюис отметил свое 100-летие .

Этот юбилей стал праздником для всех его учеников, друзей и почитателей, настоящих востоковедов, которые не поддаются политкорректности и не боятся термина «ориентализм», то есть изучения Востока вообще и мусульманского Востока в частности.

Бернард Льюис — величайший востоковед нашего времени и один из величайших востоковедов всех времен.

Я знаю Бернарда Льюиса более полувека. Он был моим учителем в начале шестидесятых годов прошлого века в Школе восточных и африканских исследований при Лондонском университете. С тех пор у нас сложились дружеские отношения, хотя я никогда не забывал, что я был и остаюсь его учеником всю свою жизнь.

Бернард Льюис определил характер востоковедения в соответствии с классическими принципами исследования.

Он определил, что невозможно изучать историю и развитие ислама, не зная его основных языков: арабского, персидского и турецкого, и что его нельзя изучать, не читая его литературу в оригинале, не зная особенности исламских обществ и не общаясь с последователями этой религии.

Он категорически отверг общепринятый подход социологов, которые считают, что они могут писать о Ближнем Востоке или мусульманском обществе, полагаясь в лучшем случае на переводы, а в худшем — на взгляд через очки западной культуры.

Islam and the West by Bernard Lewis | 9780195090611 | BooktopiaОн подчеркнул, что среди западных интеллектуалов существует тенденция описывать мусульманский мир в терминах, взятых из словаря европейской культуры.

Например, Коран определяется ими как «Библия мусульман», мечеть как «церковь мусульман» и тому подобное.

Эти распространенные ошибки, которые связаны главным образом с невежеством, затрудняют для немусульман возможность знать мир ислама и относиться к нему таким, каким он есть. Все это похоже, как он пишет в одном из своих очерков, на то, как спортивный репортер, комментирует игру в крикет с бейсбольными терминами. Британцы и американцы хорошо поймут этот пример.

Бернард Льюис владеет более чем десятком языков. Помимо классического греческого и латинского языков, он свободно говорит на иврите, арабском, персидском и турецком языках, а также на большинстве европейских языков, включая русский.

Он начал изучать другие языки с тринадцатилетнего возраста. Когда началась Вторая мировая война, после службы в британском танковом корпусе, он был переведен в министерство иностранных дел. Это было прикрытием для его реальной роли в разведке, где требовалось его обширное знание европейских языков, особенно немецкого.

Говорят, что однажды британская разведка получила письменный документ на албанском языке. Бернард несколько дней изучал албанский (что никто не мог сделать) и перевел документ, который оказался списком для прачечной.

 

Ассасины как пример

Перед войной, в 1939 году Бернард Льюис получил степень доктора философии в Лондонском университете за работу над исмаилитскими источниками, опубликованную в 1940 году, и это была его первая книга.

Хотя с момента публикации прошло почти восемьдесят лет, и хотя некоторые ее части устарели, работа был переиздана не так давно и до сих пор считается одной из основных книг об исмаилитских шиитах.

The Assassins by Bernard Lewis | Basic BooksВ 1967 году он написал свою книгу о террористическом движении «ассасинов», которое происходит из среды шиитов-исмаилитов и держало в страхе Ближний Восток более двухсот лет.

Это был, конечно, исламский терроризм очень специфического сорта, но Льюис обратил внимание на ту роль, которую терроризм играет в исламе время от времени.

Он был первым в 1976 году, задолго до появления активного исламского радикализма, предсказал «возвращение ислама», то есть ту роль, которую ислам будет играть в качестве движущей силы, центральной и  разрушительной, в политической и социальной жизни Ближнего Востока.
Он определил ислам как многогранное явление, а не только как религию в его ограниченном смысле.

Ислам как религия, т.е. система верований и мнений, которые регулируют отношения человека с Богом, — это только лишь одна сторона ислама. Ислам — это религиозная система, которая регулирует жизнь человека, семьи и общества; Ислам также является политическим явлением, поскольку он не проводит различия между религией и государством — это и государство, и катализатор политической жизни; Ислам — это цивилизация, и его можно сравнить не с «христианством», а с «христианским миром» в целом.

Такие точные определения важны для Бернарда Льюиса, чтобы определить границы его исследований и их основания на первоисточниках.

Например, эти определения важны при обсуждении вопроса об отношении ислама к другим религиям и культурам.  Апологеты ислама обычно определяют его как «толерантную» религию. Для этого Льюису нужно не только точное определение того, что есть «ислам», но и определение понятия «толерантность».

Толерантность обычно считается положительным качеством. Тем не менее, даже если есть положительные стороны в толерантности, это, в конце концов, система, где указаны «правители», которые толерантны к «подчиненным».

Ислам является «правителем», и он определяет свое отношение к «неверным» как «милость», которую можно отменить в любое время. Толерантность не указывает на равенство между двумя сторонами, напротив, она выражает отношения «повелитель — подчиненный», которые могут быть жесткими или не очень, в соответствии с волей «повелителя».

Заинтересованность Бернарда Льюиса средневековым терроризмом естественным образом перешла и на современный исламский терроризм.

Тем, кто выступает против использования термина «исламский терроризм», Льюис говорит, что не он придумал этот термин, а сами террористы.

Они описывают свои убийства и разрушения в исламских терминах, как часть своей приверженности ценностям ислама.

Bernard Lewis, Influential Scholar of Islam, Is Dead at 101 - The New York TimesЕще в январе 2002 года в статье, озаглавленной «Что пошло не так», а затем в книге с таким названием, Льюис предрекал превращение исламского терроризма в центральный фактор, влияющий на жизнь всего региона, если мусульманам не удастся освободиться от видения себя в качестве жертвы и обвинения других в своей доле, если мусульмане не предпримут совместных усилий и не будут использовать их способности и ресурсы, чтобы восстановить свою цивилизацию.

В свои сто лет, он может смотреть на век развития мира умными глазами выдающегося интеллектуала и ценить добро и зло, которые он видел в своей долгой жизни.

Это то, что он сделал в своей последней книге, опубликованной в 2012 году: «Записки о столетии: размышления историка о Ближнем Востоке» (Notes on a Century: Reflections of a Middle East Historian).

 

Источник на иврите — «Мида»
Перевод — команда сайта «Дагеш»

2016 

 

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.